Смерть (5 марта 1953 года)
Смерть пришла внезапно. Субботним вечером 28 февраля 1953 года Маленков,
Берия, Булганин и Хрущев ужинали в Кунцево. Сталин был в хорошем
настроении, и вечер прошел прекрасно. На следующий день он никому из них не
позвонил, что весьма удивило всех.

В воскресенье Светлана позвонила в Кунцево. Дежурный офицер сказал:
"Сейчас нет никакого движения". Это означало, что отец не шевелился, и было
запрещено его беспокоить.
Вечером дежурный офицер охраны позвонил Маленкову, Берии, Булганину и
Хрущеву и сообщил, что Сталин не звонил насчет ужина. Он боялся, что что-то
случилось, но охранники не осмеливались зайти в его комнату. Все четверо
поехали в Кунцево. Вызвали Ворошилова и Кагановича. Когда они вошли в
комнату, Сталин в одежде лежал на ковре. Он был в коме.
Вызвали врачей. Те установили диагноз - кровоизлияние в мозг от
атеросклероза и высокого кровяного давления. По радио объявили, что
медицинское лечение осуществляется под контролем ЦК партии. Шестеро членов
Президиума постоянно дежурили у постели больного, сменяя друг друга
попарно. Сталин был без сознания. Сердце работало нормально, но
кровоизлияние расширялось. Дыхание было затруднено. На четвертый день он
ненадолго пришел в сознание, но начался паралич. Няня поила его с ложечки.
Он показал на одну из фотографий на стене. На ней маленькая девочка кормила
ягненка. Так он пытался пошутить по поводу своего беспомощного состояния.
Началась агония. Черты лица заострились и почернели. Сталин задыхался,
борясь со смертью. Он поднял левую руку, будто хотел наложить проклятие на
окружающих, и скончался.
Все плакали. Только Берия не проявлял печали. Все разошлись по делам,
связанным с подготовкой похорон. У тела остались Светлана, Булганин и
Микоян. Старая няня убиралась в комнате. Обслуживающий персонал стал
прощаться с хозяином. Это было прощание по-русски. Экономка Валечка,
проработавшая в этом доме восемнадцать лет, упала на колени, положила
голову к нему на грудь и громко, по-бабьи заголосила. Никто не пытался
успокоить или остановить ее. Домашний персонал любил Сталина. Он был
внимателен и добр ко всем, кто работал у него, и в Кунцево только генералы
и начальники охраны испытали его гнев.

Рано утром 6 марта московское радио объявило о смерти Сталина. Толпы
людей устремились на Красную площадь. Многие тихо плакали. Днем гроб с
телом, перевезенным в Кремль ночью, был установлен в Колонном зале. Тысячи
москвичей и жителей других регионов в медленной бесконечной траурной
процессии проходили мимо гроба.
По всей гигантской стране от Владивостока до Ленинграда и от Архангельска
до Астрахани дома стояли в траурном убранстве красных флагов с черными
ленточками. Даже в многочисленных трудовых лагерях, переполненных людьми,
пострадавшими от страшных репрессий его правления, царило горе.
Двухсотмиллионный народ печально склонил головы, оплакивая своего вождя,
который провел его сквозь суровые испытания военного лихолетья и, как люди
чувствовали, всегда стремился служить народу и России.