Потсдамское предательство и конец Большого альянса (июль 1945 - март 1946)
Лидеры трех союзных держав - к Сталину и Черчиллю теперь присоединился
новый президент США Гарри Трумэн - встретились в Потсдаме в июле 1945 года.
Они собрались решить проблемы послевоенной Европы и с помощью Организации
Объединенных Наций установить новую эру мира и стабильности в мире. Но дух
сотрудничества и общности цели, знаменательный для Тегерана и Ялты, умер в
Потсдаме.
Отношение США и Британии к Советской России изменилось. Символом этого
поворота стало новое чудовищное оружие - атомная бомба - в арсенале Запада.
Для Сталина Потсдамская конференция стала временем предательства.
Все три страны отметили капитуляцию Германии с чувством триумфа, подъема
и облегчения. Но эти радостные чувства омрачались послевоенными проблемами,
а еще более - внутренними нуждами народов этих стран. США вышли из войны
без особых проблем и с сознанием собственной экономической и военной мощи.
Великобритания, с разрухой в экономике и пошатнувшейся колониальной
системой, оказалась лишь жалкой тенью некогда великой империи. Советская
Россия пострадала наиболее значительно.
Потери на фронтах и на оккупированной немцами территории были чудовищными
по масштабам. По заявлению Сталина, Россия потеряла 7 миллионов человек, но
более правдоподобной цифрой, вероятно, можно считать 20 миллионов. Не
хватало продовольствия, одежды, жилья. К 1945 году более половины рабочей
силы в промышленности составляли женщины. Сельское хозяйство целиком
зависело от женского труда. Русские люди надеялись, что победа, ради
которой они столько вынесли, теперь принесет плоды.

Экономика была на грани коллапса. По самым скромным подсчетам, была
уничтожена четверть национального достояния. Разрушено 2 000 городов, 70
000 деревень, 25 миллионов человек не имели жилья. Сталин понимал, что
Россия могла самостоятельно восстановить экономику, но это легло бы тяжелым
бременем на плечи людей. Сталин рассчитывал на финансовую помощь США, и в
ходе войны о ней велись переговоры, но с окончанием войны и приходом к
власти Трумэна после смерти Рузвельта от мыслей об американских кредитах
пришлось отказаться как от нереальных. Более того, Трумэн фактически
прекратил поставки по ленд-лизу.
Еще задолго до конца войны Сталин решил укрепить позиции и влияние
Советского Союза в Восточной Европе, создав барьер против агрессии с
Запада. В Чехословакии, Румынии, Болгарии и Югославии оказывалась всяческая
поддержка компартиям и просоветским элементам.
Черчилль с беспокойством следил за усилением советского влияния в
Восточной Европе. Он видел в этом признак советской экспансии на всю Европу
и предупреждал о ней Трумэна.
Потсдамская конференция началась 17 июля со всеми признаками духа доброй
воли и сотрудничества, выкованного в Тегеране и Ялте. Все участники были в
прекрасном настроении, и ничто не предвещало резкого изменения обстановки.
В первый день конференции в частной беседе с Черчиллем Трумэн сообщил
ему, что в мексиканской пустыне* взорвана атомная бомба, созданная группой
американских и английских ученых. Последовала моментальная реакция
Черчилля, выразившаяся в том, что мощь западных держав с этой новостью
резко возросла, что необходимость в участии Советского Союза в войне на
Дальнем Востоке отпала. Дальний Восток становится сферой безраздельного
господства Запада.
Западные союзники вдруг решили отмежеваться от ранее достигнутых
договоренностей об участии России в войне против Японии, планируя нанести
Японии поражение до того, как Россия объявит ей войну. В этом случае они

Это, конечно, не в Мексике, а на территории штата Нью-Мексико, США. (А.
Панфилов)

200
могли пренебречь требованием Сталина вернуть России территории, захваченные
Японией в войне 1904 - 1905 годов. Трумэн и Черчилль решили, что президент
сообщит Сталину эту новость в неофициальной обстановке после одного из
совещаний.
Через неделю Трумэн с переводчиком подошел к Сталину и сказал ему о новой
бомбе необычайной мощи. Черчилль, находясь в пяти метрах, внимательно
наблюдал. Сталин выразил удовлетворение и не задал ни одного вопроса.
Казалось, он не понял значимости нового оружия.
Сталин, возможно, не сразу осознал из замечания Трумэна всю важность
события, но он быстро заметил изменение в отношении союзников к России.
Один американский генерал писал, что "мы могли теперь себе позволить
несговорчивость и равнодушие". Возможность того, что русские сами могут
создать атомное оружие и быть " несговорчивыми", не рассматривалась или
рассматривалась как весьма отдаленная перспектива, так как считалось, что
они слишком отставали в технологии, чтобы разработать такую сложную систему
вооружения.
Изменение в отношении союзников беспокоило и глубоко оскорбляло Сталина
как акт неблагодарности. Он считал, что Россия спасла Запад от нацистского
варварства. как в XIII веке Россия заслонила Европу от орд монголов. Ему и
всем русским было ясно, что если бы Россия не уничтожила боевую мощь
Германии, Гитлер завоевал бы Британию и перенес войну в Северную Америку.
Россия заслуживала благодарности и уважения союзников, а не высокомерия и
снисходительности.
На тридцати пленарных заседаниях конференции возникло множество мелких
разногласий. Многие вопросы были переданы для принятия решений на мирной
конференции или на Совете министров иностранных дел. Самые серьезные
разногласия возникли по Германии и Польше.
Все три державы признали временное правительство Польши. Спор теперь
возник по поводу ее западных границ. Черчилль категорически возражал против
расширения границ до Одера и Западной Нейсе. Но после поражения Черчилля и
его партии на выборах новый премьер-министр Великобритании Клемент
Эттли поддержал Трумэна и принял предложение
Сталина.
Еще раньше союзники договорились, что Германия будет разделена на четыре
зоны, которыми будут управлять США, Англия, Советская Россия и Франция, и
все четыре державы будут управлять Берлином как пятой зоной. Германия не
будет иметь центрального правительства, а все вопросы, касающиеся страны в
целом, будут решаться Контрольной комиссией союзников. Таким образом,
Германия должна была остаться единой под строгим контролем четырех держав,
чего и добивался Сталин.
Однако, когда решался вопрос о репарациях, было принято предложение
госсекретаря США Джеймса Бирнса, согласно которому каждая держава
удовлетворяла свои репарационные претензии из своей зоны контроля. Тем
самым политика сохранения единой Германии под совместным контролем
союзников была похоронена. Германия была поделена на Восточную и Западную.
В самый разгар конференции, 25 июля, Черчилль и Иден уехали в Лондон для
подведения итогов выборов. Через четыре дня приехали новый премьер-министр
Эттли и новый министр иностранных дел Эрнст Бевин. С их приездом атмосфера
на конференции стала ухудшаться. Позиция западных союзников становилась все
жестче, все более силовой.
6 августа на Хиросиму была сброшена атомная бомба. Сталин и большинство
русских сразу поняли истинную цель этой бомбардировки. Это был шантаж и
угроза России. Япония была уже на грани капитуляции и через несколько дней,
вероятно, сложила бы оружие и без бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, и даже
без объявления ей войны Россией. Впоследствии Бирнс признал, что эта бомба
была нужна не столько против Японии, сколько для того, "чтобы сделать
Россию управляемой в Европе".
Сталин остро чувствовал уязвимость России. Он вызвал пятерых самых
сильных советских физиков и приказал им сделать атомную бомбу в кратчайшие
сроки и любой ценой.
Советские войска под командованием Василевского быстро продвигались по
Маньчжурии. Это были закаленные в боях и превосходно оснащенные войска,
японцы не смогли сдержать их натиск. Они быстро овладели районами, указанными
Сталиным еще в Ялте, и вынудили капитулировать 5-миллионную Квантунскую армию.
Советские военно-воздушные войска овладели Дайреном и Порт-Артуром, прорвались в
Северную Корею, а советский тихоокеанский флот занял Южный Сахалин и
Курильские острова.
2 сентября на борту американского линкора "Миссури" в Токийском заливе
был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии.
За последующие месяцы отношения с западными державами резко ухудшились. 6
марта 1946 года в Фултоне, США, Черчилль произнес речь, ставшую
впоследствии известной под названием "Речь о железном занавесе". Эта речь
очень встревожила Сталина. В ней говорилось о разделении мира на
коммунистический и западный блоки, о необходимости "братской ассоциации"
США, Великобритании и стран Британского содружества для сохранения баланса
силы и обеспечения мира. Это была декларация враждебности на грани войны.
Сталин осудил эту речь как "опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять
семена раздора и затруднить сотрудничество между союзными странами. Она
нанесла ущерб делу мира и безопасности. Господин Черчилль занял позицию
поджигателя войны".
Начался трагический период "холодной войны", время взаимных обвинений,
подозрений и удручающей враждебности.
Высшим проявлением антисоветской политики западных держав стало
подписание 4 апреля Северо-Атлантического пакта. Он учреждал военный союз
двенадцати стран и организацию Северо-Атлантического договора (НАТО) для
содержания объединенных вооруженных сил. Этот военный союз был объявлен
чисто оборонительным, но для Сталина и всех русских была очевидна его
агрессивная направленность.
Зловещим событием стало включение в состав НАТО ФРГ в качестве
равноправного члена через три года после образования блока.

В этот сложный, напряженный период произошли два обнадеживающих для
Сталина и его народа события. Первое - создание в сентябре 1949 года
советской атомной бомбы, второе - установление на всей территории Китая
коммунистического режима во главе с Мао Цзэдуном.