Первые годы (1879 - 1888)
Иосиф Виссарионович Джугашвили, известный в истории как Иосиф Сталин,
родился 9 (21) декабря* 1879 года в старинном грузинском городе Гори.
Расположенный на берегах реки Куры и окруженный холмами Гори - центр
красивейшего района в Тифлисской губернии, известной своими виноградниками,
пшеничными полями и садами. Эта часть района была известна в Древней Греции
под названием Колхида, куда Ясон и аргонавты отправились за золотым руном.
В этой идиллической местности Иосиф провел свое детство.
Отец его - Виссарион - происходил из крестьян села Диди-Лило, недалеко от
Тифлиса, где его родители, так же как их предки, трудились на земле.
Виссарион же выбрал профессию сапожника. В 1870 году он перебрался в Гори,
где в 1874 году женился на Екатерине Георгиевне Геладзе, дочери крепостного
крестьянина из соседнего села. Ей было 18 лет, на пять лет меньше, чем
мужу. Это были работящие люди, бедные и неграмотные. Они обосновались в
Гори, в скромном домике на улице Соборовая недалеко от кафедрального
собора. Домик имел небольшую веранду, две комнаты с кирпичным полом и
подвал. Большая комната с одним окном была около пяти метров. Мебель
составляли маленький столик, четыре табуретки, буфет с самоваром, зеркало,
сундук и нары с соломенным матрацем.
В этом доме Екатерина родила троих детей, которые умерли в младенческом
возрасте. Четвертым ребенком был Иосиф, и ему, ее Сосо или Сосело
(уменьшительно-ласкательное от Иосиф), она отдала свою любовь и заботу.
Сведений о Виссарионе очень мало. Он, видимо, немного зарабатывал как
сапожник. В 1885 году он уехал

В оригинальном тексте у Яна Грея допущена путаница при указании дат.
Есть даты, указанные по старому стилю (события 9 января), Февральская
революция освещена с использованием нового стиля, а иногда указываются оба
стиля, но перевод дается неправильно (Октябрьская революция). Мы приводим
даты так, как они указаны в тексте, давая примечания лишь к наиболее
вопиющим ошибкам. (А. П.)

в Тифлис и поступил на обувную фабрику, принадлежавшую армянину
Адельханову.
Сталин только однажды открыто упомянул о своем отце, когда заявил, что
тот, будучи сапожником, не был истинным пролетарием, так как у него был
мелкобуржуазный образ мышления. И еще раз он публично заговорил о своем
детстве и родителях в декабре 1931 года, когда давал интервью Эмилю
Людвигу, известному биографу. На вопрос: "Что заставило вас стать
оппозиционером? Может быть, плохое отношение к вам ваших родителей?" -
Сталин ответил: "Нет. Мои родители были необразованными людьми, но плохо ко
мне они не относились". Это заявление противоречит другим сведениям и
оценкам его детства.
Иосиф Иремашвили, один из друзей детства Сталина, рассказывал, что
Виссарион был коренастым мужчиной, с черными бровями и усами, со строгим,
раздражительным и вспыльчивым характером. Говорили, что он пьяница. Хотя
грузины пьют много вина, в Грузии и России выражение "пить как сапожник"
имеет общее значение.
Позднее, находясь в эмиграции, Иремашвили отмечал, что "незаслуженные и
жестокие побои сделали мальчика таким же жестоким, как и его отец".
Светлана, дочь Сталина, вспоминает, как отец рассказал ей, что, защищая
мать, "однажды бросился с ножом на отца. Отец с криком погнался за ним, и
соседям пришлось спрятать мальчика".
Мать Сталина, Екатерина, оказывала на него большое влияние в детстве. В
молодости она, по-видимому, была красивой рыжеволосой женщиной. Как и ее
муж, она говорила только на грузинском языке, но позднее научилась читать и
писать, по крайней мере свою фамилию, на русском, чтобы быть достойной
своего сына. Он был смыслом ее жизни. Так как муж пропивал все, что
зарабатывал, или не мог заработать достаточно, чтобы содержать их, ей
приходилось работать день и ночь.
После отъезда Виссариона в Тифлис ей стало легче, так как заботиться уже
приходилось только о себе и сыне. Она стирала белье, пекла хлеб, убирала и
шила. У Иосифа всегда были одежда и еда, и он рос сильным и здоровым
мальчиком.

Екатерина была глубоко набожной женщиной. Она хотела дать сыну
образование. Отмена крепостного права открыла талантливым крестьянским
детям двери духовных училищ. Имея духовный сан, думала Екатерина, он
получит приход, женится, станет на ноги и, служа Богу, будет жить хорошо и
в безопасности. Это была ее цель, и она старалась достичь ее.
Гордостью города Гори были четыре школы, включая начальное духовное
училище, в которое Екатерине удалось устроить сына. В то время он знал
только грузинский язык, но она настояла, чтобы он занимался и русским. Она
добилась для него стипендии - три рубля в месяц. И сама зарабатывала десять
рублей, работая прачкой и уборщицей в той же школе. На это небольшое
жалованье они с сыном и жили.
Два события чуть было не сорвали ее планы. В 1886 году Иосиф заболел
оспой. Его организм справился с болезнью, но на лице навсегда остались
отметины. И второе - желание мужа, решившего обучить мальчика своему
ремеслу. "Ты хочешь, чтобы мой сын был священником? Ты никогда этого не
увидишь! Я сапожник, и мой сын будет сапожником". Однажды, возможно в 1889
году, Виссарион приехал в Гори. В семье произошла ссора. Жена и соседи
пытались отговорить Виссариона, но он упорно стоял на своем и забрал
мальчика в Тифлис на фабрику Адельханова. Детали борьбы за будущее Иосифа
неизвестны, но некоторое время спустя мальчик вернулся в Гори.
Сталин никогда не упоминал об этом. Его молчание можно объяснить
ненавистью к этому человеку, который бил его и мать и которого они
стыдились из-за пьянства. Хотя ему было всего лишь одиннадцать лет, когда
отец умер от удара ножом в пьяной драке, Иосиф сохранил о нем, самые
мрачные воспоминания.
К матери Иосиф относился с большой любовью. Она была женщиной высоких
принципов, пуританкой по взглядам и очень упрямой. Она иногда наказывала
сына, но, без сомнения, баловала его. Мальчиком он был близок к ней,
понимал, что у нее очень тяжелая жизнь. Но вскоре ей пришлось остаться
одной. Сын, которого она обожала, в возрасте пятнадцати лет уехал в Тифлис.
Она изредка навещала его еще в
течение пяти лет, а затем он практически исчез из ее жизни. Она постоянно
слышала о нем, но к тому времени он уже принадлежал другому миру, он стал
великим вождем и правителем России, далеким от Грузии и еще более далеким
от той простой жизни, которую она вела.
Сталин отзывался о ней как об умной женщине, хотя и необразованной. Он
уважал ее за прямой и честный характер. Пытаясь развеять ее одиночество, он
убедил мать приехать к нему, и некоторое время она жила в Кремле. Но так и
не смогла привыкнуть к жизни в Москве и вернулась в Грузию.
На фотографии, сделанной в 1932 году, изображена старая женщина в черном
грузинском платье. Губы плотно сжаты. Выражение глаз грустное и смущенное.
Через два года, когда к ней приехали внуки, они увидели ее сидящей на узкой
железной койке в старом дворце в Тифлисе. Ей выделили роскошные
апартаменты, но жила она в маленькой комнате. Внуки практически с ней не
разговаривали, только один из них понимал грузинский язык. Их приезд
глубоко ее взволновал, она почти все время плакала.
Мать никогда не понимала высокого положения своего сына, а также
низкопоклонства и лести, окружавших его. Когда он приехал к ней незадолго
до ее смерти, она сказала: "Как жаль, что ты не стал священником". Она
очень это переживала. В 1936 году в возрасте восьмидесяти лет мать Сталина
умерла.