Новый вождь (1929 - 1934)
Пятидесятилетие Сталина страна торжественно отмечала 21 декабря 1929
года. Огромные портреты закрывали стены Кремля. В каждом городе на площади
- скульптура, в общественных зданиях - бюсты. Парторганизации, фабрики,
заводы, коллективы и просто группы людей со всех уголков страны слали
приветственные телеграммы. Повсюду из уст людей звучал лозунг; "Сталин -
это Ленин сегодня". Имя Сталина, человека из стали, увековечивалось в
названиях крупных и малых городов. Высочайшая гора Памира была названа
пиком Сталина. Его имя и портреты стали неотъемлемой частью повседневной
жизни людей. Это было началом культа Сталина. Хвала и лесть были делом рук
партаппарата в Москве и на местах. Аппаратчики славили Сталина и следили,
чтобы население присоединялось к этому, превозносило вождя, Генерального
секретаря партии. Сталин поставил их на эти ответственные посты, и они
делали все, чтобы его власть и авторитет распространились по всей
необъятной стране.
Люди испытывали чувство облегчения и признательности: наконец-то в России
появился сильный руководитель. Пятисотлетние традиции возродились, появился
сначала культ Ленина, а затем и Сталина, который он сам и поощрял.
Ну а когда культ набрал обороты, сомнительно, что его можно было
остановить. В некоторой степени Сталин стал заложником и пленником своей
власти и положения. Культ был нужен для
того, чтобы поддерживать его авторитет в партии и народе. И сам он зависел
от культа.
Признавая необходимость культа личности, сам Сталин не принимал в этом
активного участия. Он не был тщеславным, эгоистичным человеком, любившим
только лесть и подхалимаж. Он не терпел низкопоклонства и всю жизнь пытался
избежать торжеств в свою честь. Это не означало, что Сталин не появлялся на
людях. Он присутствовал на партийных съездах, одиноко стоял на трибуне
Мавзолея в праздники, но был начисто лишен личного тщеславия, как Петр I и
Ленин, и, так же как они, был убежден, что выбран судьбой и держит ключи от
будущего России, т. е. что он только выполняет волю истории.
Огромная пропасть разделяла человека 1929 года в возрасте пятидесяти лет
и маленького мальчика - ученика училища в Гори и семинариста в Тифлисе, еще
молодого человека с оспинами на лице. На каждой ступени своего развития он
мужал, способностями и верой в себя доказывал, что может сделать многое и
принять вызов судьбы. Он обладал внутренней силой и храбростью. Его не
пугала ответственность, лежащая на нем как на единоличном правителе, за
судьбу страны с населением более двухсот миллионов человек, особенно когда
жизнь и само существование России были под угрозой. Он не всегда действовал
наверняка, избегая опасностей, которые могли привести к уничтожению; но,
приняв решение, добивался выполнения поставленных целей с неукротимой
последовательностью. Он понимал, что ввергает народ в новую революцию,
которая могла закончиться и катастрофой.
Как человек Сталин не очень сильно изменился. Имея власть, высокое
положение, он не любил роскоши, вел аскетический образ жизни. Вкусы его
были просты. Летом носил полотняный китель военного покроя, зимой такой же,
но шерстяной. Шинели было лет пятнадцать. Носил короткий полушубок из
оленьей кожи, подшитый беличьим мехом. Подарки, среди них ценные и даже
бесценные произведения искусства народных умельцев, присылаемые ему со всех
концов страны, а по случаю семидесятилетия -
со всего мира, смущали его и приводили в замешательство. Он считал, что не
может пользоваться такими подарками. Этот сверхъестественный человек был
поразительно скромен.
Сталин установил непосредственный контакт с партийными организациями и
правительством. Это был личный контроль, который пытались, но не смогли
осуществить некоторые самодержцы, в частности Николай I. Сталину это
удалось, хотя в своей работе он опирался на огромную, громоздкую
бюрократическую машину.
Еще в начале карьеры у Сталина появилась привычка работать ночами, спать
урывками днем. Высокопоставленным официальным лицам пришлось последовать
этому примеру. Он нечасто покидал свой кабинет, примыкающий к его квартире
в Кремле. Летом, если мог, выезжал в Зубалово неподалеку от Москвы. Это и
был его дом, где он жил с женой и детьми, родственниками и друзьями. По
словам дочери Сталина, в доме царила теплая и веселая атмосфера. Там же
находились няни и учителя, повар и слуги, толпа родственников и друзей,
живущих в согласии под одной крышей. Мать, отец, сестра и два брата Нади,
жены Сталина, жили там или были частыми гостями. В доме также часто бывали
Орджоникидзе, Ворошилов, Молотов с женами, Киров, Бухарин и другие. Были
семейные обеды, пикники в лесу, звучал детский смех. Случались и
разногласия, и разлады, в основном из-за Нади. Занимаясь домашним
хозяйством и поддерживая семейную атмосферу, она никак не могла привыкнуть
к своему положению и была очень несчастлива.
Надя родилась и выросла в Баку, на Кавказе. В семье она впитала
революционный дух. Со временем Надя превратилась в красивую молодую
девушку, было в ней что-то восточное. Но она не обращала внимания на свою
внешность, что типично для ее поколения, а с усердием работала на
социализм. Без сомнения, еще девочкой она идеализировала Сталина, которого
помнила как революционера, вернувшегося из ссылки. Брак с таким человеком
представлялся ей высшей формой служения революции, но правда и то, что их
просто влекло друг к другу.

Мать Нади была против свадьбы. Они с мужем знали Сталина около двадцати
лет и считали его близким другом и сыном. Сама она страдала от того, что
вышла замуж за революционера. А Надя была молода и романтична. Сестра и
братья избаловали ее. Возможно, мать не видела семейного счастья в
замужестве дочери, особенно с таким несгибаемым революционером, как Сталин.
Ну а кроме того, существовала разница в двадцать два года.
Надя работала секретарем Сталина в Комиссариате по национальным вопросам.
Выйдя в 1918 году замуж за Сталина, она вошла в группу секретарей Ленина,
возглавляемую Л. А. Фотиевой. Вначале молодожены жили в Кремле, и Надя
быстро невзлюбила каменные стены этой крепости. Затем вместе с мужем уехала
в Царицын. Жизнь в голодном городе, под угрозой нападения белогвардейцев
была жестоким испытанием для молодой жены. Там она почувствовала себя
одинокой. Во время гражданской войны муж находился на фронтах, а затем
полностью посвятил себя партии и борьбе за власть. Без сомнения, он не
уделял ей внимания, был сердит и часто груб и бесцеремонен, но это не
значит, что он был невнимателен и не обращал внимания на ее чувства. Когда
она болела, он заботился и ухаживал за ней. Их сын Василий родился в 1920
году, а дочь Светлана - в 1926-м. Но семейные отношения всегда были
напряженными, в основном из-за того, что работа Сталина требовала почти
всего его времени. Однажды она забрала детей и уехала к отцу в Ленинград,
но вскоре вернулась в Москву.
Надя редко бывала с детьми и уделяла им немного внимания. Однако была
заботливой матерью и следила, чтобы няни и учителя занимались с ними по
полной программе. Любимчиком был Василий, видимо, потому что Сталин был
строг с ним. Зато она сама была строга со Светланой - любимицей отца.
Сталин очень любил дочь, писал ей записки, называл хозяюшкой. Записки,
которые она сохранила, доказывают его заботу о ее здоровье и счастье.
Почему-то Сталин был настроен против Якова, сына от первого брака,
которого растили дедушка и бабушка на Кавказе. Пришло время, и Александр
Сванидзе настоял,
чтобы Яков поехал в Москву учиться. Но с первого дня Сталин изводил сына
придирками. Он не одобрял его первой женитьбы, подхода к учению, его
характер. Когда Яков попытался неудачно покончить с собой в 1928 или 1929
году, отец грубо заметил: "Ха, даже застрелиться не смог". Любовь и
понимание Яков нашел в мачехе, которая была старше его на семь лет. Она
смягчала грубость Сталина. Видимо, и она удивлялась поведению мужа, который
мог быть нежным, обворожительным, любящим.
Сталин был, возможно, трудным и невнимательным мужем, но и Надя не была
подходящей ему женой и партнером. Она не понимала груза ответственности и
перегрузок, при которых он работал. Ей претила роль первой леди
государства, и она даже не пыталась поддержать мужа в этом. Практически она
не появлялась на людях. Не ездила в автомобиле - что-то в нем ей казалось
подозрительным. Брала уроки французского языка, музыки, занималась другими
предметами, пытаясь стать равной с теми, кого встречала на официальных
приемах. Была чувствительной, эмоциональной молодой женщиной - женой
твердокаменного хозяина людей, вождя государства.
Еще больше он отдалился от жены и семьи где-то в середине двадцатых
годов, после того как тщательно обдумал и принял окончательное решение,
какую политику проводить в будущем. Цель определена и должна была
неукоснительно выполняться.
Сталин осторожно подвел всех к коллективизации и индустриализации. Он
никогда не испытывал благоговейного страха перед намеченными перспективами,
он уже мыслил широкомасштабно или, как бы он сказал, в масштабе России. Он
предвидел, что произойдет в стране в результате насильственной
коллективизации ста миллионов крестьян. Это означало возврат к жестокостям
и ненависти времен гражданской войны, только в более широком масштабе.
Сомневаясь, чувствуя нерешительность, он все-таки готовился к этим
испытаниям.
Основополагающим был вывод Сталина о том, что коммунизм в России можно
построить не призывами и воспитанием масс, а насильственными методами.
Партия должна привести людей к социализму, и только узнав новый образ жизни, они
поверят ему. Сталин понимал, что вначале его политика принесет людям
большие страдания. Он объявил войну огромной массе народа, а в войне
неизбежны жертвы, зато победа вознаградит сторицей. Он презирал Бухарина и
других, которые уклонялись от опасностей и боялись жертв.
В каждом столетии русский народ приносил огромные жертвы как в войне, так
и при положительных реформах. Навязывая свое правление Новгороду при
объединении московского государства, царь Иван IV уничтожил около
шестидесяти тысяч жителей этого города, в том числе женщин и детей. Петр
Первый, строя первые корабли, а позднее свой город в болотистом устье Невы,
загубил бесчисленное количество человеческих жизней. А сейчас люди гордятся
единством своей страны и великолепием Санкт-Петербурга и не вспоминают о
том, чего это стоило. В истории множество таких прецедентов, она и
сформулировала нравственные нормы, которые, как и ранее правители России,
Сталин принял.
Готовясь втянуть страну в водоворот этой страшной революции, Сталин
прекрасно видел трудности, которые его подстерегали. Опасность грозила и
ему лично, и его политике, которую, как он полагал, мог выполнить только
он. Всенародное восхваление не прибавляло ему ощущения безопасности, он
чувствовал, что его могут предать. Сталин не доверял своим почитателям,
особенно из близкого окружения. И партийные руководители, и сам Ленин в
последние месяцы жизни часто игнорировали его, пытались отделаться от него.
Внезапная перемена в отношении к нему оставшихся в живых и уцелевших
товарищей больше походила на лицемерие. Прикрываясь хвалебными речами, они
плели заговоры против него.
В разгар новой революции левые оппозиционеры сделали попытку подорвать
его авторитет, заявляя, что он проводит свою политику узурпаторскими
методами. Он ее изменил таким образом, что смог использовать и левых. Тем
не менее он все еще переоценивал роль и влияние в партии Троцкого и поэтому
в январе 1929 года выслал его из страны. Несколько тысяч сторонников левой
оппозиции были арестованы
и отправлены в Сибирь после XV съезда партии в декабре 1927 года. Там они и
остались. Он не боялся Зиновьева и Каменева. Нервы подвели их еще во время
Октябрьской революции. Исключенные из партии, они признали свои ошибки и
опять стали ее членами в июне 1928 года. Кампания против Бухарина и правой
оппозиции дала им надежду на реабилитацию, поэтому Сталин был уверен в их
послушном поведении. Но он не доверял им и всегда был настороже, готовый
принять меры против бывших правых и левых уклонистов. Особенно левых
оппозиционеров, которые признали-таки его руководство. Первым из
капитулянтов, как их называли, был Пятаков, которого Ленин называл
"человеком выдающихся способностей". Возвращение в партию таких людей
свидетельствовало о признании ими верховенства Сталина как руководителя, о
чем еще несколько лет назад не могло быть и речи, а также
продемонстрировало власть партии, играющей главную роль в их жизни. Партия
заменила им утраченную религию, а для многих - и национальный патриотизм.
Партия обращалась к ним как к единому сообществу и объединяла их для
достижения более высоких целей. Исключение из этого сообщества означало
моральную и духовную смерть, и исключенные делали все, чтобы вернуться в
чрево партии. Концепция неограниченных возможностей партии привела к
принятию ими решения о полном подчинении ей.
Неизвестно, как сам Сталин относился к партии. Он был ее преданным слугой
с момента создания. Всегда подчеркивал, что повиновение и дисциплина
являются основными качествами члена партии, но сам показывал определенную
степень независимости от нее. Как и Ленин, он был руководителем и
политиком, который формировал коллективную волю и направлял ее на
правильный путь. Сталин развил и укрепил партию, имея полный контроль над
ней, на принципах, четко изложенных, но не реализованных Лениным. А
выполнял или не выполнял он коллективную волю партии, в одном Сталин был
убежден: он выполнял волю истории.

Сталин стал вождем не только в силу своих личных качеств, способностей,
решительности, но и потому, что осуществлял уверенное, не подвергающееся
сомнению руководство. Он вдохновил людей верой в то, что их трудности и
жертвы преходящи; в конце их ждут победа и другие награды. Это была его
собственная вера в то, что все, что ведет к справедливости и победе
социализма, оправдывает себя.
Своей теорией "социализма в одной стране" он призвал партию и народ стать
хозяевами своей судьбы, не зависеть от зарубежных партий и своими
героическими усилиями показать дорогу Западу и всему миру. Это было
непосредственное обращение к национальной гордости и чувству мессианского
призвания, которые пустили глубокие корни в русском характере. Ответом,
особенно молодых членов партии, была волна энтузиазма, титанического и
бескорыстного труда во имя достижения невозможного. Люди строили социализм
в России, чтобы указать путь всему миру.
В партии разногласия были только лишь по методам и темпам
индустриализации, организации крупных сельскохозяйственных коллективов.
Некоторое время и сам Сталин колебался, приняв сторону правых. Он не верил,
что крестьяне добровольно пойдут в социализм. Он знал их несколько лучше,
чем любой другой партработник. Он был убежден, что крестьян необходимо
принудительно загонять в колхозы.
И еще один важный фактор, который оказывал на него влияние,- фактор
времени. Сталин требовал немедленных действий, так как был убежден, что
осуществление его политики жизненно важно. Необходимо было догнать и
перегнать промышленно развитые государства Запада. Советская Россия была
слаба и будет зависеть от них до тех пор, пока не поднимет свою экономику и
не станет индустриально мощной страной.
Он выразил эту мысль в одной из своих речей в феврале 1931 года; "В
прошлом мы не имели и не могли иметь отечества. Но сейчас, когда мы
сбросили капитализм, и власть принадлежит нам, - сейчас у нас есть
Отечество,
и мы будем защищать его независимость. Готовы ли вы к тому, чтобы
социалистическое Отечество было разбито и потеряло свою независимость? Если
вы не хотите этого, то должны в кратчайшее время ликвидировать отставание и
развить большевистские темпы строительства социалистической экономики. Мы
отстаем от развитых стран на пятьдесят - сто лет. Мы должны наверстать это
за десять лет. Или мы сделаем это, или нас уничтожат!"
Это чувство цели вместе с личными качествами, которое каким-то
таинственным образом передалось и его товарищам, сделало из него
энергичного руководителя. Он действовал с убеждением, что марксистская
теория давала ему безошибочную формулу, чтобы создать мощное, социально
справедливое государство. Но укоренившийся в большевистской этике взгляд,
что цель оправдывает средства, сделал из него бесчеловечного тирана.