Новая революция (1928 - 1934)
Программа первого пятилетнего плана начала выполняться в 1928 году, а
утверждена была только в апреле 1929 года на XVI партийной конференции. Она
ставила высокие цели перед промышленностью и предусматривала социализацию
сельского хозяйства. Важность плана заключалась в том, что он бросил вызов
русскому народу, призвав его к героическим свершениям. И в то же время
служил прикрытием жестокой коллективизации сельского хозяйства.
Это было смелое наступление на два фронта.
Первый пятилетний план по масштабам и достижениям, возможно, являлся
величайшим планируемым экономическим предприятием за всю историю
человечества. Результаты хотя и не вышли на целевые установки, все же были
впечатляющими. Он был выполнен за четыре года и три месяца. 31 декабря 1932
года об этом было объявлено официально. Людские и материальные потери были ощутимыми.
Но Сталин был
убежден, что за все надо платить. Партия приняла цену. Русские работали и
служили с завидной выносливостью и терпением.
Коллективизация и индустриализация начались одновременно. Коллективизация
добилась заметного успеха в 1928 году. Количество колхозов возросло почти в
два раза. Но такие темпы Сталина не удовлетворяли. С приближением зимы
надвигалась угроза голода. Постоянными стали недопоставки зерна. Крестьяне
открыто игнорировали мероприятия Советского правительства и официальную
политику. Сталин потребовал принятия срочных мер.
Кампания начала набирать скорость и вскоре прокатилась по стране
разрушительной волной подобно монгольскому нашествию в XIII веке. 27
декабря 1929 года Сталин выступил на конференции аграрников-марксистов и
заявил о "переходе к политике ликвидации кулачества как класса". Это было
равносильно объявлению всеобщей войны и вынесению смертного приговора
стомиллионному крестьянству. Около пяти миллионов было депортировано в
Сибирь и на Крайний Север, четверть из них умерли по дороге. Тысячи были
убиты в деревнях при защите своей собственности.
Указания Сталина о необходимости поворота в политике партии от
ограничения эксплуататорских тенденций кулачества к ликвидации кулачества
как класса легли в основу постановления ЦК от 5 января 1930 года, в котором
указывалось, что коллективизация большинства крестьян практически
выполнима, и предлагалось завершить ее в зернодобывающих районах к осени
1932 года.
Сталин провел революцию в сельском хозяйстве, используя силу и террор.
Местным Советам были даны указания конфисковывать имущество кулаков, сделав
его ядром колхозной собственности. ОГПУ отвечало за проведение этой
кампании. В деревни были посланы 25 тысяч рабочих с "политическим и
организационным опытом". Они обобрали зажиточных крестьян и препятствовали
возможным объединенным действиям против правительственной кампании.

Одним из средств, вынуждавших крестьян вступать в колхозы, явились МТС
(машинно-тракторные станции). Агрономы, ветеринары, механики входили в штат
МТС и обслуживали группы колхозов. В 1929 году была только одна станция. В
1930 - уже двести, с тракторами отечественного производства. Страна
нуждалась в тракторах, предназначенных в основном для работы в колхозах.
Крестьяне, противостоящие коллективизации, оставались без средств для
обработки земли.
Во многих районах начались выступления крестьян. Они вылились в убийства
активистов и поджоги. Начался забой домашнего скота. Волна насилия и
уничтожения грозила выйти из-под контроля. Сталин понял эту опасность. 2
марта 1930 года он опубликовал в "Правде" свою известную статью
"Головокружение от успехов", в которой дал отпор перегибам, грозившим
погубить колхозное движение. Подчеркивался принцип добровольности
колхозного строительства. Указывалось на необходимость учитывать
разнообразие условий различных районов.
Статья успокоила крестьян. Если вступление в колхозы - дело добровольное,
то у них есть право и выйти из него. Через два месяца по РСФСР процент
колхозов упал с 60 до 23,4. К июню 1930 года сталинская политика в области
сельского хозяйства чуть не потерпела крах. Критическую ситуацию могли
использовать правые оппозиционеры. Однако они поддержали политику Сталина.
На XVI съезде (июнь - июль 1930 г.) было заявлено о "победе линии
партии". Солидарность делегатов съезда, без сомнения, вытекала из
необходимости защиты партии, революции да и их самих. Руководство Сталина
явилось положительным, объединяющим фактором. Спокойно и уверенно он вел
съезд. Его уверенность и сила развеяли страхи и сомнения делегатов. Они
стоя приветствовали своего вождя, который сказал, что "нет такой крепости,
которую не смогли бы взять большевики".
Кампания по проведению коллективизации возобновилась осенью 1930 года.
Были достигнуты значительные результаты. К середине 1931 года было
коллективизировано 52,7 процента крестьянских хозяйств, а через четыре года
- 90,5 процента.

Не удовлетворяли Сталина и темпы индустриализации, хотя к 1927 году
уровень производства и достиг довоенного. Но его необходимо было поднять, и
Сталин указал на это. В своем представлении он уже видел Россию промышленно
развитым государством.
Началась активная кампания по увеличению темпов индустриализации.
Политбюро выполняло роль генерального штаба, держа под контролем все
секторы экономики. Усилилась пропагандистская работа. Развернулось
социалистическое соревнование и ударничество. Члены партии, молодежь, в
частности комсомольцы, с энтузиазмом приступили к решению гигантских задач.
Их напряженный, самоотверженный труд внес большой вклад в достижения
промышленности в годы первых пятилеток.
Широкие рабочие массы не разделяли этого энтузиазма. Они устали от
напряженного труда, от постоянных требований подъема производительности.
Нехватка продуктов питания, снижение жизненного уровня на селе привели к
тому, что крестьяне в поисках работы отправлялись в города. А рабочие
оставляли заводы и уезжали в деревню. Это надо было решительно пресечь. В
декабре 1932 года была введена паспортная система для контроля за миграцией
населения.
Тем не менее, основные задачи плана были выполнены. Выпуск промышленной
продукции увеличился. Но не это являлось основной целью. Было принято
решение о географическом перераспределении тяжелой промышленности.
Необходимо было обеспечить равное размещение промышленности по стране,
создавать предприятия поблизости от источников сырья и топлива, уменьшив
таким образом нагрузку на транспорт. Сосредоточение промышленности в
европейской части СССР делало ее уязвимой при нападении с Запада.
Строительство крупных промышленных центров восточнее Урала стало одним из
важных факторов в достижении победы во второй мировой войне.
Перераспределение промышленности привело к созданию второй
угольно-металлургической базы. Вырастали и другие стройки - Магнитка,
Уралмаш, Кузнецк, Турксиб, Караганда и другие.

Трудностей было немало. На каждом этапе развития ощущалась острая
нехватка квалифицированных кадров. Рабочие, приходившие в промышленность из
деревень, ничего не понимали в технике. В стране работали специалисты из
США, Германии и Франции. Сотни советских инженеров и студентов обучались за
рубежом. Создавались технические училища при университетах, средних школах
и на заводах.
Была проведена реформа системы образования. Началась кампания по
ликвидации неграмотности. Были осуществлены многочисленные социальные
реформы. Конечно, допускались ошибки и просчеты, но строительство нового
государства продолжалось и развивалось довольно успешно.
Сталин лично руководил всем этим. Ни один вопрос не ускользнул из поля
зрения вождя. Ответственность его была огромной, но он видел прогресс, и
это оправдывало героические усилия народа и подтверждало правильность
политики. Государство начинало возрождаться. Были у Сталина и опасения. Он
был уверен, что в партии есть люди, которые попытаются сорвать это
продвижение. Он считал их злой силой, которую необходимо уничтожить. Боялся
он и возрождения Троцкого. Поэтому в 30-е годы с подачи Сталина была
развернута пропагандистская кампания критики и осуждения Троцкого как
наиболее опасного врага партии и Советского государства.
После XVI съезда были разгромлены три небольшие группы оппозиционеров.
Первая состояла из молодых членов партии, близких к Сталину. Т. И. Сырцов,
руководитель группы, был кандидатом в члены Политбюро, премьер-министром
РСФСР. Он хотел объединить правых и левых уклонистов в одну группу. ОГПУ
сработало быстро. Все были сняты со своих постов, и на время о них забыли.
Зимой и весной 1932-1933 гг. в стране разразился страшный голод, унесший
тысячи жизней. А в конце лета 1932 года, когда голод только начинался, была
раскрыта еще одна оппозиционная группа. Руководил ею М. Рютин, бывший
секретарь Московского парткомитета и сторонник Бухарина. В документе под
названием "Платформа Рютина" он называл Сталина "внешним
агентом-провокатором, разрушителем
партии" и "могильщиком революции в России". Он боролся за ниспровержение
Сталина. ОГПУ арестовало Рютина и его небольшую фракцию, а также тех, кому
он послал экземпляры своей платформы.
Сырцова Сталин всерьез не принял, но платформой Рютина был разъярен.
Открытое обвинение в адрес вождя было нетерпимо; предложения Рютина
являлись отрицанием того, во что Сталин верил и что, как он полагал, спасет
Советскую Россию. Идеи Рютина были опасны. Предложения снизить темпы
индустриализации, отказаться от коллективизации могли дать Рютину много
сторонников.
Сталин потребовал расправы над Рютиным. Впервые он требовал смертного
приговора члену партии. Обычно оппозиционеры преследовались, исключались из
партии, отправлялись в изгнание, но никогда не приговаривались к высшей
мере. Хотя тысячи нечленов партии были расстреляны, ни один член партии еще
не был казнен. А сейчас Сталин требовал считать любую форму оппозиции
предательством и изменой, наказываемыми смертью. Предательством по
отношению к нему он считал платформу Рютина.
Сталин очень переживал, получив отказ Политбюро. Из десяти членов двое -
Молотов и Каганович - поддержали его, Ворошилов и Калинин воздержались, а
Киров, Орджоникидзе, Косиор, Рудзутак и Куйбышев, видимо, были против. Вот
такое разделение даже среди ближайших коллег! То есть противников внутри
Политбюро. И они были так же опасны для Сталина, как Рютин.
Через несколько месяцев после рютинского дела ОГПУ раскрыло еще один
заговор - А. П. Смирнова. Группа включала старых большевиков и
профсоюзников. Все были признаны виновными, но, учитывая возраст, к ним
отнеслись сравнительно мягко. А вот Рютина Сталин забыть не мог.
Волна преследований началась во время выполнения первого пятилетнего
плана и усилилась после раскрытия этих групп. Первые показательные процессы
проводились в 1930 году. Цель этих процессов - поднять патриотизм людей и усилить
бдительность против врагов в своих рядах, которые несли ответственность за
падение жизненного уровня народа, промахи и ошибки в программе
индустриализации. Процессы были как бы предупреждением интеллигенции,
особенно инженерам, техникам и административно-хозяйственным работникам, о
том, что работать и служить надо не задавая лишних вопросов. Пропаганда
вдалбливала эти мысли в умы всего населения. Обвиняемые признали свои
ошибки и свою вину и получили различные сроки заключения.
В то же время проводились и "чистки" среди членов партии. С середины 1930
года до конца 1933 года 611 членов партии и кандидатов были осуждены за
контрреволюционную деятельность, рассмотрено 40 тысяч заявлений о
политических уклонах, а 15 442 коммуниста были исключены из партии.
В этой кампании по уничтожению существующей и потенциальной оппозиции
центральную роль сыграли трое людей. Первый - А. Н. Поскребышев, ставший
личным секретарем Сталина в 1931 году. Круг обязанностей его не был
известен, но занимался он сложными задачами и, конечно, поддерживал тесную
связь с органами безопасности. Он преданно служил Сталину всю свою жизнь.
Вторым человеком был Вышинский, бывший меньшевик, профессор права, который
в 1933 году стал заместителем, а в 1935 году - генеральным прокурором и
который сыграл особую роль в политических процессах 1936 - 1938 гг. Новым
среди высокопоставленных чиновников был Н. И. Ежов. Он появился в 1933 году
как член комиссии по проведению чистки среди членов партии.
Подозрения Сталина распространялись и на ОГПУ. Его первый начальник,
Дзержинский, привил службе безопасности свою фанатичную преданность партии.
Но Сталин, возможно, не был уверен в офицерах и рядовых членах ОГПУ, в том,
что они будут выполнять его волю. Ежов как член комиссии по чистке партии,
а позднее Оргбюро имел доступ к секретным досье всех членов партии, включая
и работников ОГПУ. Сведения, которыми он располагал, и опыт позволили ему
сыграть роль надежного агента Сталина, а затем
стать главой сил безопасности вместо Ягоды.
В январе - феврале 1934 года состоялся XVII съезд партии, вошедший в
историю, по определению Кирова, как съезд победителей. Страна пережила
страшный голод 1932 - 1933 гг. В 1933 году был собран рекордный урожай.
Процесс индустриализации достиг выдающихся результатов и заложил фундамент
для развития тяжелой промышленности и выполнения программы второго
пятилетнего плана. Люди с надеждой смотрели в будущее.
Прежде всего, съезд явился свидетельством триумфа сталинской политики.
Сталин указал путь партии и вел ее, преодолевая опасности и препятствия.
Его считали великим руководителем. Делегаты выступали с хвалебными речами и
превозносили его до небес. Для них он был "отцом народов" и "выдающимся
гением своего времени". Бухарин приветствовал его как "фельдмаршала войск
пролетариата". Каменев заявил: "Эра, в которой мы живем, войдет в историю
как эра Сталина".
По предложению Кирова XVII съезд принял доклад товарища Сталина как
партийный закон, как программу работы на ближайший период.
К приветствиям и лести в свой адрес Сталин относился с недоверием. Среди
делегатов ему виделись очаги сопротивления и люди, ждущие удобного момента,
чтобы смять его и отказаться от его политики. Разоблачение групп Сырцова,
Смирнова и Рютина подтверждало его подозрения. Сталин ответил чисткой
партии. Необходимо было избавиться от тех, кому он не доверял, одновременно
усилив личный контроль за органами безопасности.
Корни террора - в боязни Сталиным оппозиции и желании ее уничтожить, в
необходимости добиться полнейшего подчинения членов партии самой партии и
ему лично как вождю.
Через тридцать лет были опубликованы бездоказательные слухи о том, что
его пытались снять с поста Генсека. Думается, что Сталин в то время сам
этого хотел. Ему было почти 55 лет, семнадцать лет он нес на своих плечах
тяжкий груз ответственности. Для него было бы лучше уйти на новую, более
легкую должность исполнительного главы партии и государства. Если принять
этот факт во внимание, тогда становится понятным, почему должность Сталина
стала называться "секретарь", а не "генеральный секретарь"*. Понижение
статуса своей должности было сделано им и для того, чтобы его будущий
преемник не смог занять такой высокий пост в партии.
Об этом много говорили. Предполагали, что Сталин потерпел поражение в
новом ЦК. Все это очень далеко от правды. Он держал партию и ЦК в руках. Об
этом говорит и такой небольшой пример. Фамилии членов Политбюро и
Секретариата больше уже не перечислялись в алфавитном порядке, а в порядке
старшинства. Фамилия Сталина называлась первой.
Если бы вдруг Сталин решил отказаться от должности Генсека, то его
преемником, вероятнее всего, был бы Киров. Еврей Каганович не пользовался
популярностью. Молотов не подходил. У Кирова, давнего сторонника и
помощника Сталина, было круглое русское лицо, короткий широкий нос. Хороший
оратор, он пользовался популярностью.
В 1926 году Киров был назначен на работу в Ленинград. После XVII съезда
получил приглашение Сталина перебраться в Москву. Но отказался, чтобы не
вызывать зависть Молотова, Кагановича, Ворошилова и многих других. Ему
разрешили остаться в Ленинграде до окончания второй пятилетки.
После XVII съезда многим казалось, что самое худшее позади и можно
вздохнуть посвободнее. Наметилась тенденция ослабления давления на народ и
партию.
Но произошли два события, последствия которых сказались на всем.
Ноябрьским вечером 1932 года Сталин, его жена, высокопоставленные партийные
чиновники присутствовали на банкете в честь пятнадцатой годовщины
Октябрьской революции. В ходе банкета Сталин при всех сказал жене: "Эй ты!
Выпей". Врачи не разрешали ей употреблять спиртное. Она постоянно
предостерегала детей, чтобы они не

Здесь, по видимому, имеется в виду ликвидация поста Генерального
секретаря на XIX съезде партии в 1952 году. (А. П.)
пили, так как Сталин, по кавказскому обычаю, предлагал им вино за обедом.
То ли приглашение выпить, то ли тон, с которым муж к ней обратился,
разозлили ее. Она вскочила и со словами: "Не смей так разговаривать со
мной!" - выбежала из комнаты.
Полина Молотова вышла успокоить ее. Вот уже несколько дней у Нади было
подавленное настроение. Она жаловалась, что все ее раздражает; она устала
от всего, даже от детей. Полина поговорила с ней и проводила домой. А ночью
Надя застрелилась из пистолета, подаренного братом Павлом.
Сталин пережил ужасное потрясение. Он не мог понять, почему она это
сделала. Разозлила его предсмертная записка. Прочитав, он сразу же
уничтожил ее. Те, кто успел заглянуть в нее, говорили, что Надя упрекала и
обвиняла не только лично его, но и политику, которую он проводил.
Для Сталина эта записка женщины, которую он считал "самым близким и
верным другом", явилась страшным предательством. От горя и злости он не
находил себе места. На церемонии прощания он подошел к гробу, затем
повернулся и ушел. На похоронах не присутствовал. И никогда не ходил на
Новодевичье кладбище, где она была похоронена. В Кремле сменил квартиру.
Дача в Зубалово напоминала ему о ней. Он построил новую дачу в Кунцево, где
и жил один последующие двадцать лет. Но он всегда помнил Надю. Увеличенные
фотографии, на которых она улыбалась, висели на стенах квартиры в Кремле и
на даче.
Его дочь, Светлана Аллилуева, писала, что "смерть мамы явилась для него
страшным ударом, подорвала его веру в друзей и вообще людей". После ее
смерти у него началось помутнение разума и онемение чувств.
Еще одним ударом явилось для него убийство Кирова в Ленинграде 1 декабря
1934 года. 30 ноября Киров допоздна работал над отчетом о заседании ЦК, с
которым он должен был выступить перед партактивом ленинградской
организации. В Смольный он приехал в 16.30. Его убийца Николаев выстрелил
ему в спину, когда Киров проходил по коридору.
Сталину немедленно доложили о смерти Кирова. Он решил тут же провести
расследование и выехал в Ленинград в сопровождении Ворошилова, Молотова и Кагановича.
Убийство ближайшего коллеги со страшной очевидностью показало ему, что
враги окружают его и в партии. Смерть его жены была самоубийством, а смерть
Кирова - политическим убийством.
Он не принял версии маньяка-одиночки, ищущего отмщения и выражающего
личный протест. В каждом таком акте протеста он видел заговор, измену и
предательство.
Он был уверен, что убийство Кирова совершено по политическим мотивам и
что следствие вскроет связь между убийцей и оппозиционерами, в частности с
Троцким. Ответом партии на это убийство должны быть кампания террора против
врагов Советской власти и чистка партийных рядов. Он найдет врагов и
уничтожит их всех до единого. Знает он и то, что при этом пострадают и
невиновные люди, но такие жертвы неизбежны; они не смогут остановить его.