Грузинский школьник (1888 - 1894)
Пять лет Иосиф проучился в духовном училище в городе Гори. Без сомнения,
мать наказывала ему учиться хорошо, но по своей натуре он и так был готов к
конкуренции, он должен был всех превзойти и стать лучшим среди других.
Он был умен от природы и имел очень хорошую память. Его оценки всегда
были отличными, его считали лучшим учеником. По окончании духовного училища
в июле 1894 года четырнадцатилетний Иосиф получил диплом с отличием.
Руководство училища рекомендовало его для поступления в Тифлисскую
православную духовную семинарию. Для ребенка из простой семьи, о пьянстве и
смерти отца которого, без сомнения, знали священники, рекомендация была
отметкой веры в способности и надежды на будущее мальчика.
Иремашвили писал, что в то время Иосиф был худым и жилистым, с орлиным
носом, узким лицом с оспинами, темными глазами, живыми и беспокойными. Он
был маленького роста, но сильный и лучше всех умел драться. Но Иосиф был
"не похож на других", и его не любили за его манеры. Как и многие способные
люди, переживающие свою бедность, низкое происхождение или физические
недостатки, он был агрессивным. Ему приходилось таким образом утверждать
себя. Он был "хорошим другом до тех пор, пока ты подчинялся его
властолюбивой воле".
Учась еще в Гори, Иосиф опять серьезно заболел. Заражение крови сказалось
на его левой руке. Рука стала сохнуть и была чуть короче правой.
Вспоминая об этой болезни много позднее в разговоре с Анной Аллилуевой,
своей свояченицей, Иосиф Сталин рассказывал: "Не знаю, что спасло меня: мое
ли крепкое здоровье или мазь сельского знахаря". Троцкий через много лет
писал; что даже на заседаниях Политбюро Сталин носил на левой руке теплую
перчатку. Это еще больше углубило его чувство неполноценности и
необходимость самоутверждения.
В училище Иосиф пристрастился к чтению книг и, по словам Иремашвили,
"прочитал почти все книги в Горийской библиотеке". Емельян Ярославский,
автор книги "Вехи в жизни Сталина", изданной в Лондоне в 1942 году,
утверждал, что к этому времени Иосиф прочитал Маркса и Дарвина и стал
атеистом. Маловероятно, чтобы в то время идеи Маркса были известны широким
массам. Они были доступны только узкому кругу интеллектуалов в Тифлисе. Тем не менее
считают, что Иосиф мог достать эти книги и другие работы Маркса в частных
книжных магазинах города.
В 1890 году в результате политики русификации царя Александра III русский
стал основным языком преподавания, а грузинский официально - иностранным
языком. На него отводилось два урока в неделю.
Однако любовь к Грузии и ее литературе у учеников все равно сохранилась.
Грузия имеет романтическую историю и богатое культурное наследие. Иосиф
прочитал "Витязя в тигровой шкуре" Шота Руставели, но самое сильное
впечатление на него произвели рассказы о горце бунтовщике Кобе
(непримиримый). Он использовал это имя как кличку, особенно часто до 1910,
затем начал называть себя Коба Сталин и, наконец, - Иосиф Сталин.
Кавказский перешеек всегда лежал на пути многих завоевателей. Кто только
не оккупировал эту землю: киммерийцы, греки, арабы, монголы, турки,
русские. Грузия, как и Армения, другое православное государство Закавказья,
находилась под владычеством России. Грузины видели в царе своего защитника
от турок и персов и считали Москву центром православия. Более того, многие
грузинские дворяне перебрались на север, привлеченные блеском двора в
С.-Петербурге и возможностью быть вознагражденными за службу России.
В течение столетий, несмотря на разрушения, приносимые завоевателями,
потери и жертвы в бесчисленных войнах, ненасытные потребности турок, персов
и других в рабах с Кавказа, несмотря на миграцию на север, грузины, черпая
силы в своей древней культуре, смогли выжить как нация.
Грузины - в основном высокие и худые, смуглые черноволосые люди. Говорят,
по темпераменту они непредсказуемы, порывисты, импульсивны, великодушны и
гостеприимны. Смеющийся народ поэтов и ораторов, большой любитель вина,
которое сам производит.
Обобщения национального характера в лучшем случае приблизительны, но
иногда в них содержатся зерна правды.
Иосиф, однако, был совершенно нетипичным грузином. Еще в начале своей
карьеры он стал думать о себе как о русском и презирать грузин, так как они
любят развлечения, полны страсти, романтики по натуре и легко теряют
чувство реальности.