КРАХ БУХАРИНА

В апреле 1929 года должен был состояться очередной Пленум ЦК ВКП(б), которому предстояло обсудить ход коллективизации. Правые оппортунисты, которых возглавляли три члена Политбюро ЦК ВКП(б) председатель Коминтерна Бухарин, председатель Совета Народных Комиссаров СССР Рыков и председатель Всесоюзного Совета Профессиональных Союзов Томский, готовились дать на Пленуме генеральный бой ЦК. Пытаясь сорвать курс на коллективизацию сельского хозяйства, их активно поддерживали руководители Московской партийной организации Угланов, Рютин и другие.

Готовясь к выступлению на Пленуме, Сталин особенно тщательно изучал фигуру своего главного оппонента в вопросах коллективизации Бухарина.

В справке, представленной Сталину секретно-политическим отделом Объединенного Главного Политического Управления (ОГПУ), осуществлявшего в то время государственную безопасность, говорилось:

Бухарин Николай Иванович, 1888 года рождения, русский, родился в Москве в семье учителя гимназии, недоучившийся студент Московского университета. Якобы в 1906 году вступил в партию большевиков и в 1908 году был членом Московского комитета партии.

Несколько раз арестовывался царской полицией, но почему-то всегда после арестов освобождался.

В конце 1910 года был сослан в Онегу, откуда бежал за границу. Находясь за границей, в 1914 году был арестован австрийской полицией по обвинению в шпионаже в пользу России. Освобожден за недостаточностью улик и выслан в Швейцарию. В июле 1915 года находился в Швеции, где был арестован и выслан из страны. Некоторое время проживал в Норвегии и Дании.

В октябре 1916 года нелегально прибыл в Америку, где начал работать в качестве литературного сотрудника в ежедневной газете "Новый мир", издававшейся на русском языке. Здесь Бухарин встретился с Троцким, который среди своего ближайшего окружения отзывался о нем весьма нелестно. Троцкий говорил о Бухарине: "Свойство этого человека таково, что он всегда должен опираться на кого-либо, состоять при ком-либо, прилипнуть к кому-либо. Незаметно для себя подпадает под прямо противоположное влияние и начинает поносить своего идола с той же беззаветной восторженностью, с какой только что превозносил. Я никогда не брал Бухарина слишком всерьез" (выделено мною - В.Ж.).

Сталин помнил слова Ленина, сказанные им о Бухарине: "Николай Иванович дьявольски неустойчив в политике".

В справке также упоминалось непроверенное сообщение о том, что Бухарин в 1917 году, во время его возвращения из Америки в Россию, проезжая через Японию, якобы был завербован японской разведкой: находясь в Японии, пьяный Бухарин зашел в публичный дом, где его спровоцировали на драку да еще ложно обвинили в изнасиловании малолетней, за что ему по японским законам грозила смертная казнь. Это "обвинение" будто бы и послужило основой при его вербовке японской разведкой.

Чем глубже Сталин изучал собранные материалы о Бухарине, тем больше убеждался: эта фигура более чем странная, если не сказать больше. Почему-то недоучившегося студента Бухарина с крайне невысоким интеллектом его сторонники упорно рекламируют как выдающегося марксистского теоретика-экономиста, особенно стараются при этом скрытые антисоветчики всех мастей и расцветок, выдающие себя за коммунистов. А ведь Бухарин в вопросах марксистской политэкономии разбирается крайне слабо, если вообще разбирается. Очень похоже, что он никогда не изучал глубоко "Капитал" Маркса, не понимает главного в нем.

Крайне настораживало Сталина и то, что в самые ответственные моменты Бухарин всегда выступал против Ленина. В "оппозиционных тезисах" Бухарина Сталин быстро нашел основные положения, которые тот выдвинул против генеральной линии ЦК ВКП(б) на коллективизацию сельского хозяйства: с колхозами дело не выйдет. Не нужно трогать кулаков, так как они сами врастут в социализм. Обогащение буржуазии не представляет опасности для социализма. Под флагом усиления классовой борьбы в стране Сталиным создается "индустриальное чудовище", паразитирующее на сельском хозяйстве.

Сталин встал, прошелся по кабинету, снова сел и начал читать адресованное ему письмо Бухарина от 2 июня 1928 г.:

"Коба. Я пишу тебе, а не говорю, так как мне и слишком тяжело говорить и, боюсь, ты не будешь слушать до конца. А письмо ты все же прочтешь. Я считаю внутреннее и внешнее положение страны очень тяжелое ...

Народное хозяйство не исполнительный секретарь. Ему не пригрозишь отдачей под суд, на него не накричишь. Однако драться не буду и не хочу ... Готов уйти куда угодно без всяких драк, без всякого шума и без всякой борьбы".

Дойдя до этого места Сталин больше читать не стал. Лицемерие Бухарина было налицо.

Несколько дней назад Сталину стало известно, что после того, как Бухарин отправил это письмо, он 11 июля 1928 г. встретился с Каменевым и в присутствии старого оппортуниста Сокольникова, впоследствии оказавшегося агентом иностранной разведки, своего однокашника по гимназии, пытался обсудить формы и методы борьбы против сталинского ЦК. После беседы с Бухариным Каменев записал основное содержание разговора. Эта запись попала к Троцкому и через некоторое время выдержки из нее стали известны Сталину. И сегодня Сталин еще раз продумывал содержание беседы Бухарина с Каменевым и Сокольниковым.

"Сокольников: Бухарин окончательно порвал со Сталиным и находится в трагическом положении.

Бухарин: Сталин это Чингисхан и беспринципный интриган, который все подчиняет сохранению своей власти.

Сталин знает одно средство - месть, и в то же время всаживает нож в спину. Поверьте, что скоро Сталин нас будет резать.

Что касается политической линии Сталина, то она губительна для революции и ведет к гражданской войне. С ним мы можем пропасть.

Сокольников: Томский как-то, сидя за столом со Сталиным, сказал ему: "Наши рабочие в тебя стрелять начнут".

Бухарин: При Сталине и тупице Молотове, который учит меня марксизму и которого мы называем "каменной задницей", ничего сделать нельзя.

Каменев: Каковы ваши силы?

Бухарин: Наши потенциальные силы огромны. Рыков, Томский, Угланов абсолютно наши сторонники. Я пытаюсь оторвать от Сталина других членов Политбюро, но пока получается плохо. Орджоникидзе не рыцарь. Ходил ко мне и ругательски ругал Сталина, а в решающий момент предал. Ворошилов с Калининым тоже изменили нам в последний момент. Я думаю, что Сталин держит их какими-то особыми цепями. Оргбюро ЦК ВКП(б) наше. Руководители ОГПУ Ягода и Трилиссер тоже. Андреев тоже за нас.

Свою главную политическую задачу я вижу в том, чтобы последовательно разъяснить членам ЦК губительную роль Сталина и подвести середняка-цекиста к его снятию.

Каменев: Но пока он смещает вас.

Бухарин: Что мы можем сделать? Снятие Сталина сейчас не пройдет в ЦК. Однако подготовка к этому идет. Планирую опубликовать в "Правде" статьи с критикой Сталина, а также доклад Рыкова, в котором поставим все точки над "и".

Неожиданно Бухарин впал в истерику и к удивлению Каменева закричал:

- Если страна гибнет, мы гибнем. Если страна выкручивается - Сталин вовремя поворачивает и мы тоже гибнем. Что же делать?

Не получив ответа от Каменева и внешне успокоившись, Бухарин сказал:

- Сталин распускает слухи, что имеет вас с Зиновьевым в кармане. Он попробует вас "подкупить" высшими назначениями или назначит вас на такие места, чтобы ангажировать, - и вдруг с безнадежностью в голосе Бухарин проговорил: - Мы ничего наверное не знаем.

И тут же обратился к Каменеву с просьбой:

- Я просил бы, чтобы вы с Зиновьевым одобрениями Сталина не помогали ему душить нас. Прошу вас сказать своим, чтобы они не нападали на нас".

В конце записи своей беседы с Бухариным Каменев отметил: "Бухарин производит впечатление чрезвычайно потрясенного и до крайности замученного человека, сознающего свою обреченность".

Закончив читать выдержки из записи Каменева, Сталин задумался. "Какой двуличный, лицемерный человек, настоящий политический двурушник, - подумал Сталин о Бухарине. - Уверяет, что не будет драться, и тут же за спиной ЦК пытается договориться с троцкистами и зиновьевцами о совместных антипартийных действиях. И все же чего так напугался Бухарин? - продолжал свои раздумья Сталин. - Почему он так трясется? Неужели он действительно агент иностранной разведки, в своей деятельности выполняющий чужую, вражескую волю?"

А трястись Бухарину было от чего.

Впоследствии, после ареста, на следствии и суде в 1938 году он признается, что действительно был завербован в Японии. Даже позволит себе во время судебного заседания, в ходе признания этого факта, скаламбурить: напился, подрался и завербовался. Было также установлено, что Бухарин помимо вербовки его в японской разведке, еще находясь в Нью-Йорке, оказался связанным с американской спецслужбой, которая и "командировала" его в 1917 году в Россию.

Будучи в России, Бухарин делал все, чтобы как можно лучше выполнять задания своих заокеанских и японских хозяев.

Особенно боялся Бухарин, как бы не открылось его участие в 1918 году в антисоветском заговоре с целью убить Владимира Ильича Ленина.

Когда в марте 1938 года на суде этот эпизод из контрреволюционной деятельности Бухарина всплыл, он истерически закричал: "'Я хотел убить не Ленина, а дело Ленина!"

Находясь во внутренней тюрьме НКВД СССР, приговоренный к расстрелу Бухарин 13 марта 1938 года обратился в Президиум Верховного Совета СССР с прошением о помиловании. Бухарин писал:

"Прошу Президиум Верховного Совета СССР о помиловании. Я считаю приговор суда справедливым возмездием за совершенные мною тягчайшие преступления против социалистической родины, ее народа, партии, правительства. У меня в душе нет ни единого слова протеста. За мои преступления меня нужно было расстрелять десять раз. Пролетарский суд вынес решение, которое я заслужил своей преступной деятельностью, и я готов нести заслуженную кару и умереть, окруженный справедливым негодованием, ненавистью и презрением великого героического народа СССР, которому я так подло изменил ... Я заверяю Президиум Верховного Совета, что более чем годичное пребывание мое в тюрьме заставило меня столько передумать и столько пересмотреть, что от моего преступного прошлого, к которому я сам отношусь с негодованием и презрением, в моей голове не осталось сейчас ничего ... Прошу я Президиум Верховного Совета о милости и пощаде ... Я внутренне разоружился и перевооружился на новый социалистический лад.

Я передумал все вопросы, начиная со своих теоретических ошибок, которые лежали лично для меня в основе сперва уклонов, а потом все более страшных преступлений ... Могучая страна наша. могучая партия и правительство произвели генеральную чистку. Контрреволюция раздавлена и обезврежена. Героическим маршем выступает отечество социализма на арену величайшей во всемирной истории победоносной борьбы. Внутри страны, на основе сталинской конституции, развивается широкая социалистическая демократия. Великая творческая и плодоносящая жизнь цветет ...

Я рад, что власть пролетариата разгромила все то преступное, что видело во мне своего лидера и лидером чего я действительно был.

Я твердо уверен: пройдут годы, будут перейдены великие исторические рубежи под водительством Сталина, и вы не будете сетовать на акт милосердия и пощады, о котором я вас прошу. Я постараюсь всеми своими силами доказать вам, что этот жест пролетарского великодушия был оправдан.

Николай Бухарин.
Москва, 13 марта 1938 г.
Внутренняя тюрьма НКВД."

В этот же день Бухарин обратился еще раз с прошением о помиловании, в котором писал:

"Прошу Президиум Верховного Совета о помиловании. Я глубоко виновен перед социалистической родиной и преступления мои безмерны ...

Я стою на коленях перед родиной, партией, народом и его правительством и прошу Президиум о помиловании.

Николай Бухарин.
13 марта 1938 г.
Москва."

Президиум Верховного Совета СССР отказал Бухарину в помиловании.

В выписке из протокола №2 от 14 марта 1938 г. заседания Президиума Верховного Совета СССР говорилось:

"Ходатайство Бухарина Николая Ивановича о помиловании.

Президиум Верховного Совета СССР постановил:

Ходатайство о помиловании осужденного Военной Коллегией Верховного Суда СССР 13 марта 1938 г. по делу антисоветского "правотроцкистского блока " к высшей мере наказания - расстрелу - Бухарина Николая Ивановича - отклонить.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР.

(А.Горкин)."

Но все это было потом.

Сталин вспомнил, что Бухарин до того, как женился на шестнадцатилетней девочке, дочери известного меньшевика Ларина, подолгу проживал у него на даче под Москвой в Зубалово около Усово. Инициатором таких приглашений всегда выступала жена Надя, упорно стремившаяся покрепче подружить своего мужа с Бухариным. И что она нашла в этом человеке? Что ее с ним связывает?

Рыков тоже хорош! После того, как рассказал ему о встрече Каменева с Бухариным и о содержании их разговора, тут же побежал к нему и, впав в бешенство, кричал на Бухарина:

- Баба ты, а не политик! Перед кем ты разоткровенничался?! Мальчик-бухарчик!

"Неужели и этот враг? - подумал Сталин о Рыкове, - а ведь прикидывался другом".

Впоследствии возникшее у Сталина подозрение в отношении Рыкова подтвердилось полностью.

Вот что он писал о своих преступлениях в прошении о помиловании 13 марта 1938 года.

"В Президиум Верх. Совета СССР.

13 марта с.г. Военная Коллегия Верховного Суда приговорила меня к расстрелу. Прошу о помиловании. Вина моя перед партией и родиной - огромна, но у меня есть горячее желание и, думаю, есть силы, хоть сколько-нибудь ее искупить. Прошу поверить мне. что я не окончательно испорченный человек. В моей жизни были многие годы светлой, честной работы для революции. Я и теперь сумею доказать, что даже после совершенных мною преступлений, можно стать честным человеком и честно умереть. Прошу даровать мне жизнь.

А.И.Рыков
13 марта 1938 г."

Президиум Верховного Совета СССР в помиловании Рыкову отказал.

Перечитав еще раз справку о Бухарине и выдержки из записи Каменева, Сталин пришел к окончательному решению: сообщение о вербовке Бухарина японской разведкой до тщательной перепроверки не обнародовать, окончательно добить Бухарина идеологически, а там уж и организационно.

Вскоре такой случай Сталину представился.

Ранним апрельским утром 1929 года большие группы людей, оживленно переговариваясь друг с другом, направлялись к Спасским воротам Кремля. Среди них можно было увидеть директоров строящихся по всей стране промышленных гигантов, активистов и руководителей колхозного движения, прославленных военачальников и известных ученых. Члены Центрального Комитета и Центральной Ревизионной Комиссии ВКП(б) собирались на Пленум, в повестке которого стоял один вопрос: обсуждение доклада Сталина "О правом уклоне в ВКП(б)".

К 10 часам утра в Свердловском зале Кремля собрался весь цвет партии. Ожидали, что же скажет признанный вождь, давно уже зарекомендовавший себя, особенно после выступления на XIV съезде, как талантливый и умелый докладчик, отличительной чертой которого была неопровержимая, железная логика приводимых им аргументов.

Среди партийного актива, задолго до начала работы Пленума, ходили слухи, что на нем будет дан решительный бой бухаринско-рыковской антипартийной группировке, открыто выступившей против коллективизации.

Появление Сталина на трибуне присутствовавшие в зале встретили стоя. Терпеливо дождавшись, когда аплодисменты, наконец, умолкли, Сталин, как всегда, медленно и спокойно, тихим голосом, без жестикуляций, начал говорить.

Он отметил, что Пленум начал свою работу в весьма знаменательное время: в год Великого перелома и что этот перелом состоит в том, что крестьяне-середняки, убедившись в правильности политики коллективизации, начали вступать в колхозы уже не отдельными деревнями и селами, а целыми губерниями и районами. Как дым рассеялись клеветнические утверждения врагов Советской власти о том, что коллективизация в СССР осуществляется большевиками насильственным военным путем. Подавляющее большинство крестьян-середняков на собственном опыте, говорил Сталин, убедились в необходимости коллективизации. Это ведь только в сказках крестьянин-единоличник бодро и весело шагает на пахоте за сивкой-буркой. В действительности это непосильный, тяжелейший, изнурительный и малопроизводительный труд. Не случайно средняя продолжительность жизни крестьянина в царской России составляла всего 31 год. Такие объективные явления жизни среднего и беднейшего крестьянства в царской России, составлявшего до победы Великого Октября большинство населения страны, как неурожаи, падеж скота, пожары, болезнь и смерть основного работника сразу же ставили мелкое крестьянское хозяйство на край гибели. Ведь не зря история России полна крестьянскими войнами. Многомиллионное российское крестьянство веками искало выход из своего тяжелейшего положения. И большевики подсказали ему этот выход, разъяснив объективную необходимость коллективизации. Если бы трудовое крестьянство не искало выход, коллективизация была бы невозможна.

В докладе Сталин четко и предельно ясно обосновал экономическую необходимость коллективизации, показав, что каждой социально-экономической формации человеческого общества присущи свои главные и, что особенно важно, объективные, т.е. независящие от воли людей, экономические законы, по которым и идет ее экономическое развитие.

Это не всегда знают и понимают. Легко усваиваются положения о том, что объективные законы имеют место лишь в физике, химии, энергетике. А вот положения о том, что такие законы существуют и в экономике, подчас усваиваются с трудом. Но они, эти законы, хочет кто-либо этого или не хочет, существуют и действуют. В соответствии с ними мелкое единоличное крестьянское хозяйство нерентабельно. Базируясь на примитивной технике и ручном труде, не имея возможности применять дорогостоящие новейшие сельскохозяйственные машины, достижения передовой агротехнической мысли, мелкое единоличное крестьянское хозяйство не может не только в ходе производства зерна обеспечить расширенное воспроизводство, т.е. производить с каждым годом большее количество продукции, но значительная часть этих хозяйств (например, хозяйства крестьян-бедняков, которых в стране после II съезда Советов все еще насчитывалось более 20 миллионов) не может обеспечить даже простого воспроизводства, т.е. прокормить самих себя.

Иного и не могло быть. Ведь бедняцкие и середняцкие крестьянские хозяйства обрабатывали землю в России примитивными орудиями. Например, в 1910 г. они имели сох и косуль 7,8 млн. штук, плугов деревянных 2,2 млн. штук, борон деревянных 17,7 млн. штук. Металлические орудия и машины для обработки земли имелись, как правило, лишь в кулацких и помещичьих хозяйствах. Не случайно, что именно эти хозяйства и давали в царской России основную часть товарного зерна. Помещики продавали 281,6 миллиона пудов зерна (22% товарного зерна), кулаки продавали 650 миллионов пудов (50% товарного зерна). Хозяйства крестьян-середняков в царской России давали минимум товарного зерна.

Вот почему, производя немногим меньше зерна, чем царская Россия довоенного времени, наше зерновое хозяйство в 1927 году смогло продать на сторону лишь немногим более третьей части того, что продавалось в довоенную пору. Таким образом, никуда не деться от объективных экономических законов: если не хотим умереть с голоду, нужно укрупнять сельское хозяйство. В этих условиях коллективизация есть объективная необходимость.

- Есть два пути укрупнения сельскохозяйственного производства: капиталистический и социалистический. Что было бы, пойди мы по капиталистическому пути укрупнения сельского хозяйства, по пути, на который пытались сбить нашу страну Бухарин и его единомышленники? - говорил Сталин. - Этот путь означал бы насаждение в земледелии нашей страны крупных капиталистических фермерских хозяйств, в основе которых лежала бы частная собственность на орудия и средства производства и эксплуатация наемного труда. На каждые 100 дворов в крупных деревнях к 1927 году было примерно 4-5 кулацких, 8 или 10 дворов зажиточных крестьян, не эксплуатирующих наемный труд, 45-50 дворов середняцких, да дворов 35 бедняцких. Прими мы предложение бухаринцев, и в каждой крупной деревне из 4-5 кулацких дворов по крайней мере один или два превратились в крупных сельскохозяйственных предпринимателей-фермеров, нещадно эксплуатирующих наемный труд батраков и получающих солидную прибавочную стоимость. При таком, капиталистическом, способе ведения сельскохозяйственного производства основная масса крестьян-середняков, не говоря о бедняках, не имея возможности, как мы видели выше, вести свое индивидуальное хозяйство (отсутствие тягловой силы, удобрений, сортовых семян и т.д.), вынуждена была бы продать за бесценок свою землю, в том числе и полученную от Советской власти бывшую помещичью землю, кулакам. Сами же, лишившись земельных наделов и превратившись в сельскохозяйственных наемных рабочих-батраков, пошли наниматься на работу за гроши к кулакам, к этим, как их именует Бухарин, предприимчивым и старательным хозяевам в деревне, подвергаясь зверской эксплуатации с их стороны. Не трудно понять, что трудовое крестьянство никогда бы не примирилось со своим таким обнищанием и разорением. Многомиллионное крестьянство, составляющее большинство в вооруженных силах, в этих условиях неизбежно бы выступило, в том числе и с оружием в руках, против такой политики, точно так же, как некогда оно поднялось против продразверсток.

Если бы предложения бухаринцев об отказе от коллективизации одержали верх - это неизбежно вызвало бы недовольство трудового крестьянства, привело к гибели союз рабочего класса с крестьянством, к ликвидации государства диктатуры пролетариата, к утрате завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции и реставрации капитализма в России. Вот почему Бухарина и его единомышленников можно, со всем основанием, считать контрреволюционерами, со всеми вытекающими отсюда для них последствиями.

Следовательно, капиталистический путь развития сельского хозяйства для Советской страны неприемлем. Оставался единственный путь укрупнения сельского хозяйства - социалистический, путь кооперирования - коллективизации сельского хозяйства, на который указывал Ленин.

После разъяснения необходимости коллективизации Сталин повел разговор о социалистическом строительстве в деревне и ликвидации эксплуататоров - помещиков и кулаков.

Начало перестройки в деревне положил Великий Октябрь, когда в 1917 году ушли в прошлое помещики. А кулаки остались и долгое время были, как крупные хозяйства капиталистического типа в деревне, основными поставщиками товарного зерна в стране и их, этих сельских эксплуататоров, приходилось терпеть. Первое время Советской властью проводилась лишь политика ограничения и вытеснения кулацких элементов. На кулацкие хозяйства накладывался высокий прогрессивный налог, не дающий им разрастаться до крупных капиталистических хозяйств, кулаков лишали избирательных прав, их не разрешалось выбирать в органы власти. Когда же колхозы и совхозы окончательно встали на ноги и смогли давать товарное зерно, дошла очередь и до кулачества. Это не значит физическую ликвидацию кулаков, как пытаются представить эту меру контрреволюционные провокаторы. Ликвидация кулачества как класса означает запрет кулакам использовать труд наемных рабочих и арендовать землю, передачу колхозам конфискованной у них Советской властью земли и орудий сельскохозяйственного производства.

Чтобы лучше понять социальную природу кулачества, причину его столь ожесточенной борьбы против Советской власти, против коллективизации достаточно проанализировать историю появления и развития этого эксплуататорского класса в России.

После столыпинской земельной реформы, разъяснял Сталин, кулаки стали самым многочисленным эксплуататорским классом в России. До Октябрьской революции в российской деревне объективно имело место два вида классовой борьбы. Всего крестьянства (в том числе и кулачества) против привилегированных землевладельцев-помещиков и среднего и беднейшего крестьянства, составлявшего большинство населения страны, против кулачества.

Кто же такой кулак, которого, вопреки Ленину, Бухарин и его сторонники не считают классовым врагом, именуют старательным хозяином, на котором, по их утверждению, держится все современное сельскохозяйственное производство в Советском Союзе? Кулак - это сельский капиталист. То, что он внешне дик и ходит подчас в грязной поддевке и сапогах, смазанных дегтем, это чисто внешняя сторона. Главное, что кулак использует наемный труд и так же, как помещик и капиталист в городе, беспощадно эксплуатирует труд наемных работников, получая прибавочную стоимость. Не случайно рост этого эксплуататорского класса, по замыслу деятелей столыпинской реформы, должен был, как тогда говорили, создать в лице кулаков "серых баронов" - новых мелких помещиков, укрепив, таким образом, социальную базу шатающегося царского самодержавия. Поэтому кулака можно примирить с царем и помещиками, даже если они и временно рассорились, но их никогда нельзя примирить с Советской властью, с социализмом.

В начале 1928 г. очень остро встал вопрос о хлебозаготовках. Если к январю 1927 г. было заготовлено 428 миллионов пудов товарного зерна, то к январю 1928 г. едва 300 миллионов пудов. Дефицит составил 128 миллионов пудов. Этот кризис в хлебозаготовках, если бы его не удалось преодолеть, таил в себе крайне опасные явления:

а) кризис снабжения рабочих районов; подъем цен на хлеб в этих районах, срыв реальной заработной платы рабочих;

б) срыв снабжения Красной Армии и неизбежное недовольство красноармейцев;

в) кризис снабжения льняных и хлопковых районов. Рост спекулятивных цен на хлеб в этих районах. Переход льноводов и хлопкоробов на производство зерна, влекущий за собой резкое сокращение производства хлопка и льна и неизбежное в связи с этим резкое сокращение текстильной промышленности;

г) отсутствие хлебных резервов в руках государства, необходимых в случае неурожая или военного нападения; отсутствие зерна для нужд экспорта - для ввоза оборудования и сельскохозяйственных машин.

Было совершенно ясно, что если кризис в хлебозаготовках примет затяжную форму, города и крупные промышленные центры в самое ближайшее время очутятся перед лицом хронического голода. Это сорвет индустриализацию страны, сорвет курс на построение социализма в нашей стране.

Естественно, что вопрос о хлебозаготовках обсуждался не только активно, но и резко. Как всегда, трудностями не замедлили воспользоваться оппортунисты. Три члена Политбюро ЦК ВКП(б) Бухарин, Рыков и Томский открыто выступили против курса партии на коллективизацию сельского хозяйства, попытались сорвать наступление на кулачество. Они получили поддержку у руководства Московской партийной организации во главе с тогдашним первым секретарем Московского горкома партии Углановым. На страницах московской партийной печати появились заявления о необходимости уступок кулачеству, о нецелесообразности его высокого налогового обложения. Вновь появились утверждения о крайней обременительности индустриализации для народа, о преждевременности строительства тяжелой индустрии. Угланов выступил против строительства Днепрогэса, требуя переместить средства из тяжелой промышленности в легкую.

В партии сложился отчетливо выраженный правый уклон. Кадры правых уклонистов вербовались среди самых разнообразных непролетарских элементов. Эти люди, с одной стороны, порождены влиянием мелкобуржуазной стихии, с её лозунгами: "Своя рубашка ближе к телу", "Умен лишь тот, кто больше сумеет урвать от общественного пирога", с другой стороны - это разложившиеся под влиянием нэпманов члены партии, которых называют перерожденцами. Часто это выходцы из бывших других партий, осколки былых антипартийных фракций и группировок, люди с троцкистским прошлым, некоторые зажиточные члены партии в сельских партийных организациях, тесно сросшиеся с кулачеством. Объясняя кризис хлебозаготовок, Бухарин заявил, что во всем повинен руководимый Сталиным ЦК ВКП(б), который заставил в ходе хлебозаготовок заготовительный органы безмерно нажимать на твердого, старательного хозяина в деревне (т.е. кулака), который "обиделся" и решил зерно Советской власти не сдавать. Это более чем наивное, детское объяснение действительной причины срыва хлебозаготовок в 1928 г.

- Не знаю, заметили ли вы, товарищи,- продолжал Сталин, - что оппозиционеры в своих выступлениях совершенно обходят вопрос о классовых сдвигах, происходящих в нашей стране, ни единым словом не упоминают об обострении классовой борьбы в деревне, не дают даже отдаленного намека на то, что наши разногласия с ними связаны именно с этим обострением классовой борьбы. Я имею в виду немарксистскую теорию Бухарина о мирном врастании кулачества в социализм.

Бухарин утверждает, что по мере продвижения к социализму кулак будет медленно врастать в социализм и в конце концов превратится в честного социалистического труженика. Бухарин "забывает" при этом, что кулак, точно так же как капиталист в городе, являясь, как признает сам Бухарин, чужеродным телом для социалистического хозяйства, не может, как сельский капиталист, мирно врастать в социализм. Нельзя примирить непримиримое. Здесь Бухарин показал полное непонимание механики классовой борьбы в обстановке диктатуры пролетариата. И кулаки поспешили "поправить" товарища Бухарина, показав свое истинное классовое лицо, объявив войну Советской власти, развязав массовый кулацкий террор. За короткий промежуток времени в сельской местности зарегистрировано свыше 300 террористических актов, жертвами которых стали местные партийные работники и активисты колхозного движения. Вот тебе и мирное врастание в социализм!

Почему же кулаки ранее, до 1928 г., сдавали зерно по твердым ценам, а в 1928 году перестали это делать? Работа налогового аппарата, товарищ Бухарин, здесь ни при чем. Дело здесь в классовых сдвигах, происходящих в стране. После введения новой экономической политики, в период так называемого восстановительного, сельскохозяйственного этапа НЭПа, кулак сумел прихватить значительную часть лучших бывших помещичьих земель, так как крестьяне-середняки и бедняки, не имея тягловой силы (подавляющая часть трудового крестьянства в России была безлошадная), необходимых сельскохозяйственных орудий, сортовых семян, не могли ее обрабатывать. В силу этого значительная часть бывших помещичьих земель, переданных крестьянам-середнякам и беднякам, пустовала. Этим и воспользовались кулаки, арендуя эти остающиеся невозделанными земли. Кулацкие хозяйства начинают расширяться. Перед ними встает задача по постройке новых мельниц, риг и амбаров, покупки дополнительных, к уже имеющимся у них, сельскохозяйственных орудий. На все это нужны были немалые деньги. Иными словами, кулак должен был пустить в оборот свой капитал, который состоял из валюты валют - зерна. Не сдавать зерно по государственным ценам кулак не мог, так как в таком случае был бы обвинен Советской властью в спекуляции. А это влекло бы арест и конфискацию имущества. Когда же кулаки к 1927 году "обстроились", расширили и укрепили свои хозяйства, в связи с началом политики ликвидации кулачества как класса терять им было уже нечего. И кулаки решили активно побороться с Советской властью: отказались сдавать товарное зерно по твердым государственным ценам, решили взять за горло государство диктатуры пролетариата. При этом они совершенно правильно рассчитали, что без зерна Советская власть неминуемо погибнет.

Поэтому они надеялись вынудить Советскую власть пойти к ним, владельцам товарного зерна, на поклон. Был у кулаков и чисто коммерческий интерес: зачем сдавать товарное зерно по твердым государственным ценам, когда можно будет дождаться свободы цен и продать это же зерно в двадцать раз дороже.

Ну, что же, с точки зрения интересов кулака это весьма резонно. И вот в этих-то условиях бухаринцы предлагали пойти на уступки кулакам: отменить в отношении их чрезвычайные налоговые меры, отменить индивидуальное обложение наиболее богатой части кулацких хозяйств. Допустить свободу цен и дать возможность кулакам продавать хлеб по тем ценам, которые их устроят. Иными словами, Бухарин и его сторонники требовали не мешать развиваться кулацким хозяйствам. Бухарин и его сторонники призывали нас действовать в отношении кулака в соответствии с лозунгом французских либералов: "Лессе фер, Лессе па-сер", что означает: "Не мешайте буржуазии делать свое дело, не мешайте буржуазии двигаться свободно". Иными словами, предлагаемый бухаринцами путь - это путь отказа от завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции, путь реставрации капитализма в нашей стране.

Еще 14 апреля 1925 года Бухарин обратился к кулакам с призывом: "Обогащайтесь, развивайте свое хозяйство, не бойтесь, что вас будут притеснять". Это был путь замены Советской власти кулацкой властью. Естественно, что в интересах построения социализма ЦК ВКП(б) не внял предложениям Бухарина. Мы поступили иначе. К кулакам применили 107 статью уголовного кодекса о спекуляции, конфисковали у них товарное зерно и тем разрешили кризис с хлебозаготовками. В то же время этим шагом подорвали экономическую мощь кулачества, намеревавшегося нанести удар ножом в спину пролетарского государства. А вскоре, запретив кулакам аренду земли и наем работников, создали все условия для ликвидации кулачества как класса. Попытки бухаринцев реставрировать капитализм в нашей стране оказались сорванными.

Словом, как теоретически, так и политически Бухарин оказался несостоятельным, полностью малограмотным в области политической экономики.

А ведь сколько усилий, используя нашу советскую и партийную печать, его сторонники затратили на то, чтобы распространять легенду о бухаринском "высоком" теоретическом интеллекте, представить его партийному активу, как талантливого экономиста, умелого полемиста, высокоодаренного человека, "непобедимого" в идеологических дискуссиях, "любимца партии".

Идеологический крах Бухарина не является случайным. Ленин писал о Бухарине, что в его взглядах есть нечто схоластическое и что он никогда серьезно не учился марксизму и не понимал диалектики. Насколько мне удалось заметить на протяжении многих лет совместной работы с Бухариным, Ленин к нему относился иронически. В своих неопубликованных воспоминаниях о Владимире Ильиче Надежда Константиновна Крупская описала одну встречу в эмиграции, когда к ним приехал Бухарин и с большим апломбом начал спорить с Владимиром Ильичем по различным теоретическим и политическим вопросам, особенно по вопросам о государстве, допуская при этом грубейшие ошибки и показывая полное незнание марксизма. Ленин в течение почти двух часов молча слушал, как Бухарин пространно излагал свои взгляды на государство, и после этого вообще перестал принимать его всерьез. Как теоретик и политический деятель Бухарин для Ленина больше не существовал. Проводив Бухарина, Владимир Ильич сказал: "Какой удивительный человек! Убежден, что он гениальный теоретик и политик. Вот уж поистине, чем меньше и малограмотнее человек, тем больше у него самомнения". Высмеивая теоретическую малограмотность Бухарина, Ленин, с присущим ему юмором, в одном из писем к Инессе Арманд писал: "Николай Иванович всегда ошибается на ефтом самом месте!" Слово на "ефтом" подчеркнуто Лениным трижды.

В то же время нельзя не обратить внимание на одну характерную особенность "теоретической" и политической деятельности Бухарина. При всем разнообразии его "расхождений" с партией главные предложения Бухарина, если бы они были приняты, обязательно вели к гибели Советской власти.

Так, накануне Великого Октября в 1917 году, на VI съезде нашей партии Бухарин заявил, что крестьянство настроено оборончески и за рабочим классом не пойдет. Стоило лишь согласиться с этим утверждением, как победа социалистической революции в России, стране, где большинство населения, большинство в вооруженных силах составляли крестьяне-бедняки, превращалась в несбыточную утопию.

В период борьбы за Брестский мир Бухарин со своими единомышленниками чуть не толкнул Советскую Россию на самоубийство, требуя продолжать "революционную" войну против Германии даже в том случае, если придется пойти на утрату Советской власти.

На VII съезде партии ошибочные теоретические положения Бухарина, предложившего исключить из Программы партии характеристику мелкотоварного производства, привели бы к игнорированию интересов среднего крестьянства и отходу его от Советской власти.

А ведь известно, на чью сторону встало среднее крестьянство - на той стороне оказалась и победа в гражданской войне.

А чего стоит поведение Бухарина перед X съездом партии и в ходе его работы! Тогда Бухарин помог Троцкому навязать партии провокационную дискуссию о профсоюзах, за что его поведение Ленин назвал верхом распада идейного. Ленин писал в статье "Кризис партии" о политике проводимой Бухариным в то время:

"До сих пор "главным" в борьбе был Троцкий. Теперь Бухарин далеко "обогнал" и совершенно "затмил" его, создал совершенно новое соотношение в борьбе, ибо договорился до ошибки, во сто раз более крупной, чем ошибки Троцкого, взятые вместе". А ведь речь в этот момент, в прямом смысле этого слова, шла о судьбе социалистической революции в России. Речь шла вовсе не о профсоюзах, это был всего лишь предлог. Речь шла о двух кардинальных вопросах. Первый: как относиться к среднему крестьянству, поднимающемуся против продразверстки? И второй вопрос: на какой основе строить отношения партии с рабочим классом?

Троцкого в его антипартийной деятельности поддержал Бухарин. Именно из-за этой поддержки он и сумел навязать общепартийную дискуссию, названную Лениным непозволительной роскошью. Троцкий в союзе с Бухариным, стремясь погубить государство диктатуры пролетариата, ликвидировать завоевания Великой Октябрьской социалистической революции, предлагал тогда, вопреки Ленину, сохранить в неприкосновенности политику военного коммунизма с его продразверсткой. Сохранить в то время, когда это абсолютно правильная и объективно необходимая в свое время политика уже изжила себя и пришла в столкновение с интересами среднего крестьянства.

Недовольство середняка политикой военного коммунизма отчетливо проявилось не только в таком страшном для партии и страны явлении как сокращение посевных площадей, - их в 1921 году сократилось наполовину, но и в том, что средний крестьянин все больше и больше начинал втягиваться в кулацкие мятежи. Это убедительно доказали Кронштадтский мятеж, антоновщина и кулацкие восстания в Сибири. Продолжение в этих условиях политики военного коммунизма с ее продразверсткой неизбежно привело бы к ликвидации союза рабочего класса со средним крестьянством и к последующему за этим падению Советской власти и реставрации капитализма в России.

На это и рассчитывал Троцкий, поддерживаемый Бухариным и требовавший не идти на уступки крестьянину-середняку, "завинчивать, как он говорил, гайки, сохранять в неприкосновенности политику военного коммунизма". А чего, например, стоило в то время предложение Троцкого строить взаимоотношения партии с рабочим классом на палочной дисциплине, стремление опорочить и отвергнуть ленинское положение о том, что партия должна строить свои взаимоотношения с рабочим классом не на палочной дисциплине, а на взаимодоверии. Ведь это предложение Троцкого было прямо направлено на то, чтобы поссорить партию с рабочим классом, лишить ее социальной основы, натравить рабочих на партию большевиков.

Сегодня же бухаринцы еще и скрытые враги индустриализации. Если в соответствии с генеральной линией партии на развитие тяжелой промышленности ассигновывались 800 миллионов рублей (минимально возможные капиталовложения на эти цели), то бухаринцы предлагали, лицемерно ссылаясь, как и в прошлом участники троцкистско-зиновьевского блока, на нашу бедность, ассигновать на эти цели лишь 650 миллионов рублей. Согласись мы на это, и курс на индустриализацию страны был бы сорван, защищаться в условиях враждебного капиталистического окружения нам было бы нечем. В этом отношении бухаринско-рыковская группировка продолжает предательскую политику разгромленного партией троцкистско-зиновьевского антипартийного блока - единомышленников американского банкира Дауэса, сторонника закабаления России американским капиталом. Повторяя измышления зарубежных врагов социализма, Бухарин заявляет, что коллективизация не является объективной необходимостью и задумана сталинским ЦК как средство для выколачивания средств из крестьянских хозяйств для нужд индустриализации. В полемическом запале Бухарин провокационно обвинил ленинскую партию ни больше, ни меньше как в военно-феодальной эксплуатации крестьянства.

Так неприглядно обстоит дело с "теоретическими" воззрениями и политикой Бухарина.

Таким образом, заключил Сталин, в лице новых оппозиционеров бухаринско-рыковской группировки в партии имеется сегодня откровенный антиленинский правый уклон.

Бухаринцы представляют агентуру кулака в партии, самого многочисленного эксплуататорского класса. Победа правого уклона развязала бы силы капитализма, подорвала революционные позиции пролетариата и подняла шансы на восстановление капитализма в нашей стране. Но этому не бывать!

После того, как Сталин закончил доклад, в зале несколько секунд стояла мертвая тишина, которая вдруг взорвалась бурной овацией. Прошло десять минут, а овация в честь Сталина не утихала. Тщетно председательствующий звонками пытался успокоить присутствующих. Сталин, сойдя с трибуны, сел на крайний стул в президиуме.

Окончательно Сталин добил Бухарина на июльском Пленуме ЦК ВКП(б), состоявшемся в том же 1929 году.

Когда выступления на пленуме, осуждавшие Бухарина и его единомышленников, закончились, Сталин внес предложение:

- Не будет возражений, если мы попросим товарища Бухарина разъяснить, что он имел в виду, когда вслед за агентом английской разведки, главой кадетской партии России белогвардейцем Милюковым повторил "обвинения" партии большевиков в военно-феодальной эксплуатации крестьянства?

Возгласы из зала:

- Просим! Просим! Пусть объяснит.

Сталин:

- Пожалуйста, товарищ Бухарин. Мы слушаем вас.

Поскольку ответ Бухарина из зала был плохо слышен, его попросили подняться на трибуну.

- По инициативе товарища Сталина, вопреки воли Ленина, - с трясущимися губами и руками начал отвечать Бухарин, - в стране введена так называемая система ножниц, именуемая "Дань", когда на промышленные товары цены несколько выше, чем на сельскохозяйственные и таким образом с крестьян взимается дополнительный, непосильный для них сверхналог в интересах сверхиндустриализации - это и есть, по моему мнению, военно-феодальная эксплуатация крестьянства. Не случайно система ножниц получила название "Дань".

После того, как Бухарин сел на место, Сталин, смотря в зал, помолчав некоторое время, заговорил:

- Владимир Ильич Ленин не раз советовал Бухарину учиться марксизму, серьезно изучать политическую экономию, но товарищ Бухарин не захотел следовать советам нашего великого вождя. В результате в силу своей политической малограмотности и уверенности в собственной "гениальности" не раз попадал в крайне неудобные положения. Случилось с ним это и сегодня. Если бы Бухарин серьезно и систематически учился марксизму и политической экономии, то он наверняка бы знал, что систему ножниц ввел не Сталин, а Владимир Ильич Ленин. Знал бы и то, что никакая это не военно-феодальная эксплуатация крестьянства, а жестокая объективная необходимость. Россия - аграрная страна. Следовательно, основной ее капитал находится в сельском хозяйстве.

Бухарин с места:

- Это всем известная истина.

Сталин также невозмутимо продолжил:

- Вот видите, даже Бухарин это знает. - Смех в зале. - А мы взяли курс на индустриализацию страны, как единственную возможность выжить в условиях враждебного капиталистического окружения, отстоять самостоятельность страны, отстоять завоевания Великой Октябрьской социалистической революции. Значит, нужно часть капиталовложений из сельского хозяйства переместить в промышленность. В противном случае индустриализация страны останется всего лишь добрым пожеланием. Чтобы выполнить эту нелегкую задачу, Владимир Ильич Ленин и предложил ввести систему ножниц. Если вы, товарищ Бухарин, сможете предложить что-либо более легкое, более лучшее этой системы для перемещения капитала из сельского хозяйства в промышленность, предложите. Мы примем. Или уж открыто скажите, что вы противник индустриализации, скрытый сторонник плана Дауэса.

Вскочивший с места, еще больше побледневший, Бухарин с трясущимися руками, прерывающимся от волнения голосом воскликнул:

- Ленинская система ножниц действительно единственно правильная экономическая система!

Эти слова Бухарина вызвали повальный хохот всего зала. Хохотали так, что звенели стекла в окнах. Окончательно потерявшийся Бухарин, истерично замахав руками, закричал: "Товарищи! Меня попутало название системы ножниц "Дань". Ведь известно, что дань брали феодалы с порабощенных ими крестьян. Надо дать системе ножниц другое название. Уж если я, образованный марксист, запутался из-за этого названия, других оно запутает и подавно".

Сталин все также тихо, медленно растягивая слова, ответил.

- И опять неверно. Название экономической системе ножниц "Дань" дал тоже Владимир Ильич Ленин. Это название говорит о том, что мы сами против этого дополнительного налога на крестьянство, но у нас нет другого выхода. Экономическая система ножниц - дань вековой экономической отсталости России, результату бывшего господства в ней помещиков и капиталистов.

Состоявшийся в ноябре 1929 года Пленум ЦК ВКП(б) признал пропаганду взглядов правых оппортунистов несовместимой с пребыванием в партии и вывел Бухарина из состава Политбюро ЦК ВКП(б), а Рыкову и Томскому сделал последнее предупреждение. С легендой о Бухарине, как серьезном марксистском теоретике и любимце партии, было покончено.

Благодаря своевременно проведенной коллективизации, организации колхозных форм хозяйства в деревне, а также организации в сельском хозяйстве совхозов, в стране было накоплено большое количество зерна и других продуктов. Это позволило во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. организовать централизованное снабжение страны продовольствием.

Осуществляя строжайший режим экономии продуктов, удалось обеспечить бесперебойное питание армии и военно-морского флота и в то же время удовлетворять жизненно необходимые потребности населения. И здесь сказались великие преимущества социалистического общественного способа производства по сравнению с капиталистическим. Если в годы Первой мировой войны сельское хозяйство царской России смогло дать лишь один миллиард пудов товарного зерна (в результате уже в первый год войны армия получала лишь 50% необходимой скудной продовольственной нормы), то социалистическое колхозное хозяйство Советского Союза в период Великой Отечественной войны (при захвате врагом более 47% посевных площадей) смогло дать более 7 миллиардов пудов товарного зерна. Это позволило хорошо кормить советских воинов. Сегодня можно, без преувеличения, сказать - колхозный строй выиграл Великую Отечественную войну, спас советский народ от физического истребления.

Нельзя не упомянуть об одной фальшивке, при помощи которой антисоветчики пытались и пытаются опорочить сталинскую коллективизацию. На страницах некоторых газет появились "утверждения" о том, что "якобы" в начале тридцатых годов коллективизация привела к чудовищному голоду на Украине. С ужасающими, леденящими душу "подробностями" описываются случаи людоедства, когда обезумевшие от голода матери, якобы, ели своих младенцев. В ходе проверки такого рода "публикаций" выяснилось, что это очередная и наиболее гнусная, выдуманная врагами коммунизма старая утка. Причем она настолько лжива, что в свое время от нее отмежевался, боясь потерять научный авторитет, даже такой фальсификатор истории России, известный антисоветчик и антисталинист, советолог, профессор Колумбийского университета в США Фредерик Шуман.

В книге "Россия после 1917 года (четыре десятилетия советской политики)", которая носит ярко выраженный антисоветский, антисталинский характер, опровергая утку о голоде на Украине, он писал: "В 1932-1933 годах на Украине начался "голод". Этот факт никогда официально не признавался Советами. Сенсационные сообщения - преимущественно вымышленные - о положении в голодающей Украине появились в нацистской печати в Германии и в газетах Херста в Соединенных Штатах, причем часто эти сообщения иллюстрировались фотографиями, которые в действительности были сняты в 1921 году, во время голода в Поволжье (выделено мною - В.Ж.). В течение лета 1933 года Москва не разрешала иностранным корреспондентам посещать Украину, хотя одновременно - с бюрократической непоследовательностью - допускала сюда тысячи туристов, среди которых был и автор этой книги".

Голод в Поволжье в 1921 году действительно был, но он не был результатом коллективизации, которая тогда еще не начиналась. Этот голод - прямой результат той ужасающей разрухи, которую России принесли Первая мировая война, навязанная мировыми империалистическими кругами, гражданская война и иностранная военная интервенция.