ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Разоблачение фальши антисталинских легенд необходимо для очищения сознания от лжи, заполонившей умы людей. Их уродливость и вздорность не только искажают образ руководителя страны, но деформируют историческое сознание соотечественников. Однако было бы неверным, продемонстрировав нелепость антисталинских мифов, вернуться к "кантатам о Сталине", в которых лишь воспевалось бы "величие сталинских лет".

Действия Сталина следует оценивать в контексте эпохи, в которой совершенствование человечества оценивалось прежде всего с точки зрения его материальных достижений, и не было жертв, считавшихся слишком большими во имя экономического прогресса...

Однако Сталин был не только сыном своего времени, но и его активным созидателем, и нередко он сам устанавливал ту тяжелую цену, которую пришлось заплатить народу за ускоренный бросок вперед. Далеко не всегда эта цена была справедливой и разумной. Беспощадное преследование всех, кто бросил вызов единообразию общественной и духовной жизни, голод в начале 30-х гг., хроническая бедность разоренной русской деревни, страдания миллионов людей, которые испытали аресты, допросы, мучения и отчаянную борьбу за доказательство своей безвинности и за выживание в тюрьмах, лагерях и ссылках, - все это стало прямым результатом сталинских решений, в которых упрямство, своеволие и безжалостность Сталина играли не меньшую роль, чем суровая целесообразность исторического времени.

Сколько русских людей, приходя на Красную площадь, долго пытались разгадать загадку Сталина в чертах серого гранитного изваяния над его могилой? Они без объяснений понимали произнесенные одним из стоявших часто повторяющиеся слова раздумья: "И все-таки ... И все-таки ...". Ведя игру по жестоким правилам своего времени, а порой усиливая их жестокость, Сталин добился превращения страны, ослабленной и разоренной многолетней смутой, в мощную супердержаву. Что бы ни писали волкогоновы, триумф Сталина стал триумфом страны. Вместе с тем, тяжелые уроки войны и неизбежность новой "холодной войны" убедили Сталина в необходимости продолжать движение по пути индустриализации. Выступая накануне выборов в Верховный Совет СССР 9 февраля 1946 г., Сталин поставил задачу нового движения вперед по пути индустриализации. Он заявил: "Нам нужно добиться того, чтобы наша промышленность могла производить ежегодно до 50 миллионов тонн чугуна, до 60 миллионов тонн стали, до 500 миллионов тонн угля, до 60 миллионов тонн нефти. Только при этом условии можно считать, что наша Родина будет гарантирована от всяких случайностей. На это уйдет, пожалуй, три пятилетки, если не больше. Но это дело можно сделать, и мы должны его сделать".

Через сорок лет после этого выступления в статье, опубликованной в "Знамени", автор объявляет, что задачи, поставленные Сталиным в 1946 г., свидетельствовали о непонимании генералиссимусом научно-технических реалий, и уподобляет производственные задания, предложенные Сталиным, плану по производству кремневых наконечников к стрелам и копьям. На самом же деле программа, выдвинутая Сталиным на послевоенные десятилетия, предусматривала преимущественное развитие науки и техники. Еще до того, как Сталин огласил свои знаменитые цифры о будущем производстве стали, чугуна, нефти и угля, он заявил о том, что "особое внимание будет обращено ... на широкое строительство всякого рода научно-исследовательских институтов, могущих дать возможность науке развернуть свои силы. Я не сомневаюсь, что если окажем должную помощь нашим ученым, они сумеют не только догнать, но и превзойти в ближайшее время достижения науки за пределами нашей страны".

Сразу после окончания войны поля победоносных сражений превратились в стартовые площадки для штурма новых вершин. Создание советской атомной бомбы в 1949 г. положило конец американской монополии на самое разрушительное оружие. Испытание в СССР термоядерной бомбы в августе 1953 г., состоявшееся вскоре после смерти Сталина, свидетельствовало о том, что еще недавно отстававшая от Запада советская экспериментальная ядерная физика не только взяла реванш, но и опередила бывших лидеров. Запуск первого советского спутника в октябре 1957 г. также стал возможным благодаря курсу на ускоренное развитие науки и техники, изложенному в феврале 1946 г. И хотя Сталин не стал свидетелем термоядерных и космических триумфов СССР, но не только Черчиллю была очевидна выдающаяся роль Сталина в превращении Страны Советов в могучую космическую державу.

Нет сомнения и в том, что курс, взятый Сталиным, помог СССР добиться военно-стратегического равновесия в беспрецедентном, изнурительном для нашей страны соревновании с Соединенными Штатами Америки. Вряд ли можно сомневаться в том, что последовательное продолжение сталинского курса обеспечило бы стране победу в "холодной" войне. Бесславное же ее поражение в 1989-1991 гг. было плодом усилий тех, кто заставил народ поверить в ненужность достигнутых побед и бессмысленность принесенных жертв.

Вульгарности и невежеству новых диктаторов, примитивизму массовой культуры и официальной пропаганды, циничному обману народа менялами и процентщиками помогают сфабрикованные легенды о Сталине, от воскрешения которого якобы "спасают" страну новые хозяева страны. Убеждение же в том, что в прошлом наша страна могла безропотно подчиняться лишь грубому произволу и безумию, оправдывает пассивность людей, считающих, что жестокое насилие и бессмысленные действия властей, бесправие обманутого народа являются вечной судьбой России.